ПолитICANNы

ПолитICANNы

На этой неделе, во вторник, в Москве без запланированного (и по не названным причинам сорвавшегося) участия президента ICANN Фади Шехаде прошло расширенное заседание экспертно-консультативного совета ПИР-центра «Россия и ICANN: поиск общей повестки дня в вопросах глобального управления Интернетом».

Что такое «управление Интернетом», D-Russia.ru своевременно пояснил директор Координационного центра национального домена сети Интернет Андрей Колесников. Это – предмет бюрократической активности государственных людей, экспертов, политиков и вообще всех, кому не лень такую активность развивать. Пусть нет ясности в вопросе, кто кем успешнее управляет – мы Интернетом или он нами, бюрократов это не смущает: они проводят конференции, защищают диссертации, тратят мегабайты символов в дискуссиях, пишут более или менее странные законопроекты, словом, живут в свое удовольствие. Не дословно, но смысл термина «управление Интернетом», если оставить в стороне технологические аспекты работы всемирной сети, именно таков.

Необязательная для чтения справка об ICANN

ICANN (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers) – небольшая (всего 250, к лету будет 300, занятых) калифорнийская некоммерческая организация, задача которой состоит в определении и исполнении правил, по которым создаются и распределяются между желающими доменные имена. ICANN сама работает по этим же правилам, а еще подчиняется калифорнийским законам, строгость которых, впрочем, компенсируется продуманностью.

Управленческую бюрократию заботит последнее обстоятельство: Интернет-то общий, c какой стати им рулит американская ICANN? Этот резонный вопрос имеет ясный ответ: так уж вышло. Интернету как технологии мы обязаны DARPA, организации, управляющей исследовательскими программами Пентагона. Дав DARPA денег, Пентагон получил взамен протокол TCP/IP, а потом, увидев, что это – хорошо, отдал его людям. Ну, не совсем людям, а коллегам из министерства торговли. Те какое-то время управляли, как могли, адресным пространством и доменными именами, но к 1998 году это Минторгу надоело. Был заключен договор с ICANN, который взял эту заботу на аутсорсинг и добился важного результата: создал конкурентную среду распределения доменных имен. А в 2009 договор с Минторгом окончился, и ICANN занимается делами самостоятельно.

Занимается в целом неплохо. Интернет – техническая система, реальное управление им сродни управлению паровой машиной. Машина работает. Связность Сети сохраняется, браузеры находят сайты по именам, сами имена стоят приемлемых денег, все хорошо.

ICANN, как и Интернет, явление сильно надгосударственное. Важнейшее для ICANN понятие – «мультистэйкхолдеризм». Stakeholder – это тот, чей интерес (или мнение) учитывается при распределении доменных имен и адресного пространства: и компания, и общественная организация, и государство, и, почему нет, отдельно взятый эксперт, и сам ICANN. Есть механизмы, позволяющие каждому принять участие если не в управлении Интернетом, то в обсуждении и формировании правил, по которым работает ICANN.

Все это хорошо известно, но сказать все равно было нелишне.

Россия как стэйкхолдер

Мы – большие, в этом наша особенность. У нас 65 миллионов пользователей и нестыдное (в десятке, как минимум, а по некоторым оценкам и пятое) место в мире по объему интернет-рынка. Как стэйкхолдер, Россия объединяет интересы огромного числа людей. Мы были первыми с кириллическим TLD (домен верхнего уровня), и вообще, мы великая страна. Нам от ICANN хочется лучшего сервиса, например, круглосуточной службы поддержки регистраторов, которые сейчас вынуждены звонить в Калифорнию по ночам (разница во времени). Уважения, между прочим, хочется тоже – президент ICANN съездил ведь на три дня в Китай, и к нам мог бы.

В отношении ICANN наши компании и наше государство демонстрируют существенно неодинаковые подходы. Компании относятся к управлению Интернетом вообще и ICANN в частности подобно программисту из анекдота («Папа, почему солнце всходит на востоке? –Сынок, ты поверял, это действительно работает? Каждый день? Тогда ничего не меняй!»). Они усвоили правила и пользуются ими.

Проблемы у компаний, конечно, есть, но понятные. Нужен, например, согласованный глоссарий терминов на всех шести рабочих языках ICANN. Персонал ICANN на фронт-линии мог бы быть более квалифицирован. Что-то надо (или не надо – давайте примем решение) делать с почтой на кириллических TLD, технические сложности до сих пор не преодолены. Переход на IPv6. И т.п.

Государство российское ведет себя иначе. Оно озабочено куда более общими вопросами и по пути к их решению успевает напортачить. Например, депутаты, не знающие, как Интернет устроен, вносят законопроекты, блокирующие развитие Рунета. Об этом на мероприятии говорилось и в микрофон, и в кулуарах, но со странной отстраненностью – так говорят, например, о паводке или слишком холодной зиме: плохо, да, но как повлияешь.

Общее у русских компаний и политиков одно: лень. Вице-президент ICANN болгарин Вени Марковски в ответ на сетования о недостаточном представительстве России в правлении ICANN предложил выдвигать туда представителей страны, это совершенно реальный путь влияния России на деятельность ICANN. Но быть в правлении значит шесть, как минимум, часов работы в день, кто из квалифицированных айтишников согласится отдать их бюрократической, по сути, деятельности? О политической лени скажем ниже, пока достаточно сообщить, что никого из действующих политиков на мероприятии видно не было.

Интернет: юридические аналогии с морем и космосом

Из относительно конструктивного. Юрист Михаил Якушев, он на мероприятии присутствовал в качестве председателя совета ПИР-центра, считает, что нужна (см. презентацию) универсальная («всемирная») конвенция по вопросам управления и использования Интернета, аналогичная договору по космосу 1967 года, или конвенции по морскому праву. В качестве рабочего инструмента для выработки документа Михаил Якушев предлагает использовать созданный в 2006 году под эгидой ООН Internet Governance Forum, IGF, который ныне представляет собой «аморфную встречу друзей», а может стать «секретариатом по подготовке такого документа».

Проще, однако, рискнем предположить, написать конвенцию, чем превратить «аморфную встречу друзей» в работоспособный орган. Да и, как было немедленно указано оппонентами, нельзя отдавать Интернет в ООН, это организация государств, а государства никак не могут эффективно представлять многообразие интересов связанных с Интернетом людей, компаний и организаций. Докладчик ловко ретировался, сказав, что «космическое соглашение» 1967 года определило лишь принципы использования космоса – вот так же надо поступить и с Интернетом.

Публика слушала с интересом, но интерес этот был явно не практического свойства.

Иные выступления завзятых теоретиков (в частности, представителя Института США и Канады, взявшегося разделять понятия «Интернет» и «киберпространство») почти не слушали вовсе.

Важно и интересно вот что: попытка обсудить тему «управление Интернетом» не единожды упиралось в неразрешимую проблему «а что это такое?». Маскировалась неспособность ответить на этот вопрос словами «нужен глоссарий терминов» или «Россия и другие страны могут трактовать управление Интернетом по-разному». Не знаю, как на эту трудность смотрят юристы, но с точки зрения IT-инженера диагноз таков: разговоры об управлении Интернетом за пределами технических тем пока что как минимум недостаточно конкретны. Или, если угодно, ни о чем.

Увы, политика

Вести эти разговоры, однако, придется. Хотя бы в силу политических причин. Почему не приехал Фади Шехаде, всем было ясно по умолчанию: Украина. При этом никто из собеседников D-Russia.ru не считает его присутствие что-то меняющим по сути, обсуждения что с президентом ICANN, что без него были бы продуктивны примерно в равной степени.

Правда ли то, что Фади Шехаде не приехал в Москву из-за Украины, уже неважно, достаточно того, что все так считают. Значит, связь темы «Россия и ICANN» с политикой существует. Теперь аполитичное обсуждение «управления Интернетом», а это единственно конструктивный путь, стало несколько менее вероятным.

Однако компетентных действующих политиков на мероприятии как раз и не было. Ни депутатов (а почему бы, собственно, им было не сходить, не послушать профессионалов, прежде чем заставлять граждан регистрировать сайты в Роскомнадзоре?), ни кого-либо из профильного министерства.

Не факт, что наши политики будут в апреле и в Сан-Паулу на затеянном бразильцами NETmundial – «глобальной многосторонней конференции по управлению Интернетом».

Вовсе не хочу сказать, будто участие политиков в управлении Интернетом необходимо или желательно. Скорее, наоборот – как-то же до сих пор Интернет без их заботы обходился. Однако вижу, с какой последовательностью США защищают сегодняшний статус-кво, т.е. мультистэйкхолдеризм (вот, например, их официальная позиция по отношению к NETmundial), и хочу видеть нечто подобное в исполнении наших. Пусть хотя бы определятся и скажут о целях. Хуже от этого не будет, наоборот – может, странных законопроектов поубавится.

Print Friendly
Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры