Патриарх РПЦ считает недопустимой безальтернативную цифровую идентификацию граждан

    167

    Открывая III Рождественские Парламентские встречи, состоявшиеся в Госдуме 22 января 2015 года, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отдельную часть своего выступления посвятил вопросам внедрения электронных средств сбора и учета личной информации  и, в частности, новых идентификационных технологий.

    Патриарх отметил, что такие средства и технологии «на порядок повышают контроль над личностью, и не только со стороны государства, а со стороны любой организованной силы, которая владеет этими технологиями». Соответственно, считает он, люди должны иметь право выбора — получать документы, удостоверяющие личность, в виде пластиковых электронных карточек или в традиционном виде, с использованием электронных носителей информации или без таковых. Использование автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных, особенно конфиденциальной информации, должно производиться только на добровольной основе.

    «Со ссылкой на то, что это удобно для бюрократов, нельзя тотально внедрять эти технологии. Каждый из нас может оказаться в рабстве у этих технологий, под тотальным контролем. И если для кого-то мои слова сейчас не звучат как актуальные, поверьте, через какое-то время эти слова могут стать актуальными для каждого из нас. Поэтому, оставляя возможность альтернативы, мы всегда оставляем возможность выхода из такого тотального контроля», заявил Кирилл.

    Российская православная церковь последовательно придерживается этой позиции. Так, в 2013 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви (РПЦ) уже высказался по поводу развития технологий учета и обработки персональных данных. Причиной стала «серьёзная обеспокоенность чад РПЦ введением новых электронных технологий, используемых при взаимодействии граждан с государственными учреждениями и коммерческими организациями».

    Эта обеспокоенность впервые возникла в связи с вопросом о введении идентификационного номера налогоплательщика и в 2001 году рассматривалась VII Пленумом Синодальной Богословской комиссии Русской Православной Церкви. По мере появления новых технологий и включения их в различные сферы жизни позиция РПЦ по этим вопросам эволюционировала, оставаясь, тем не менее, последовательной в части недопустимости безальтернативного использования электронной идентификации личности.

    Это, в частности, было отражено  в частности, в посланиях Архиерейского Собора 2004 года к Президентам России и Украины, Заявлении Священного Синода от 6 октября 2005 года, Определении Архиерейского Собора 2008 года «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви», Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека, обращении Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации от 28 июля 2009 года, Определении Архиерейского Собора 2011 года «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви».

    Так, православная церковь не отрицает необходимости учета граждан государством, и не оправдывает тех, кто уклоняется от гражданских обязанностей или имеет преступные цели, однако считает необходимым защитить право граждан жить в обществе в соответствии со своими убеждениями и принципами.

    Использование пожизненного персонального цифрового идентификатора в виде кода, карты, чипа или тому подобного может стать обязательным условием доступа каждого ко всем жизненно важным материальным и социальным благам. Здесь есть потенциальная угроза: использование идентификатора вкупе с современными техническими средствами позволит осуществлять тотальный контроль за человеком без его согласия — отслеживать перемещения, покупки, расчеты, прохождение им медицинских процедур, получение социальной помощи, другие юридически и общественно значимые действия и даже личную жизнь.

    У церкви вызывают тревогу действия по сбору и обработке персональных данных детей, обучающихся в общеобразовательных учреждениях, так как нередко ведется неконтролируемый сбор данных, явно избыточных для обеспечения учебного процесса. Многие верующие выражают принципиальное несогласие с обязательным присвоением идентификационного кода с превращением его в несменяемый пожизненный и посмертный атрибут. Опасению усугубляются тенденцией к сбору биометрических данных и появление имплантируемых электронных идентификационных устройств.

    Вследствие новых технологий идентификации возникает, кроме того, реальная опасность не только вмешательства в повседневную жизнь человека, но и внесения соблазна в его душу – ведь обладание чужой информацией даёт власть над людьми.

    Те, кто не желает подвергнуться электронной идентификации, находятся в меньшинстве, и тем не менее это тысячи и тысячи людей, в том числе религиозно мотивированных. Они принимать новую идентификационную систему, использовать документы с электронными идентификаторами личности (личным кодом, штриховым кодированием, идентификационными номерами). Навязывание такой идентификации они считают нарушением их конституционных прав.

    У этих людей должна быть альтернатива — использование традиционных методов идентификации личности. Церковь считает недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации, а также принудительное нанесение на тело человека каких-либо видимых или невидимых идентификационных меток, имплантацию идентификационных устройств.

    Согласие граждан на использование средств электронного учета должно сопровождаться обязательным разъяснением всех последствий принимаемого решения. Гражданам, желающим использовать эти средства, необходимо гарантировать доступ к информации о содержании электронных записей, равно как и возможность изменять содержание данных записей или удалять их в тех случаях, когда иное не предусмотрено установленными законом требованиями общественной безопасности. Следует гарантировать и, если необходимо, усилить ответственность за утечку или ненадлежащее использование персональных данных. Документы, выдаваемые государством, не должны содержать информацию, суть и назначение которой непонятны или скрываются от владельца документа, а также символов, носящих кощунственный или нравственно сомнительный характер либо оскорбляющих чувства верующих.