Открытое правительство США: основные идеи и практика реализации

Соединенные Штаты Америки стали идеологом и первой страной, начавшей практическую реализацию проекта «Открытое правительство». В этой идеологии, несомненно, немало ценного, и она уже нашла достаточную широкую поддержку во многих странах мира и со стороны различных политических и общественных движений. Но, как и любая другая идеология, она не является лекарством ото всех болезней, и помимо достоинств имеет и ряд недостатков (часто являющихся оборотной стороной достоинств).

Для России было бы сейчас очень полезно, проанализировав причины успехов и неудач зарубежных коллег, взять из их опыта наиболее эффективно зарекомендовавшие себя методы работы и творчески реализовать их на российских просторах, соединив их с имеющимся у нашей страны собственным богатым опытом. Особое внимание следует уделить тому, чтобы отыскать такие формы «открытого правительства», в которых были бы в равной степени заинтересованы и сами государственные органы, и граждане, и коммерческие организации – только тогда «открытое правительство» будет жизнеспособно без постоянного давления и контроля «сверху». 

В статье рассматривается набирающая популярность в России концепция «открытого правительства» и её изменение за несколько лет, прошедших с момента её зарождения в США. Данное понятие сравнивается с понятиями «электронного правительства» и «правительства 2.0», рассматриваются их взаимосвязь и различия. Кратко описан американский опыт построения «открытого правительства».

1. Понятие «открытое правительство»

Во время визита Президента России в США 24 июня 2010 г. Дмитрий Медведев и Барак Обама в совместном заявлении высказались за обмен опытом и взаимодействие двух стран в вопросах продвижения и внедрения «открытого правительства» [1]. Тогда это заявление прошло практически незамеченным в России, поскольку на тот момент мало кто в нашей стране слышал об «открытом правительстве». К настоящему времени ситуация кардинально изменилась, проект построения в России «открытого правительства» начинает набирать обороты (в то время, как соответствующая американская программа их, наоборот, теряет), и поэтому имеет смысл вернуться к истокам этой концепции и посмотреть, как она возникла и реализовывалась на практике в США.

Понятие «открытое правительство» имеет много общего с появившимся лишь ненамного раньше  понятием «правительство 2.0», поэтому не случайно, что ряд ведущих экспертов мира вообще считают их синонимами.

Ведущий аналитик по вопросам современного государственного управления Gartner Андреа ди Майо в выпущенном в ноябре 2009 года отчете «Правительство 2.0: Определение Гартнера» отмечал, что «термин «правительство 2.0» широко используется сегодня государственными органами и ИТ-отраслью для описания применения технологий «веб 2.0» как во внутренней, так и во внешней деятельности государства, с целью расширения сотрудничества, повышения прозрачности, а также, потенциально, для трансформации способа функционирования государства и способов его взаимодействия с гражданами. Синонимом этого термина, также набирающим популярность, является «открытое правительство», — в нём подчеркиваются открытость данных и вовлечение граждан» [2].

Обосновывая необходимость дать четкое определение этого понятия, Андреа ди Майо подчеркивает, что «термин этот в достаточной мере закрепился  в отрасли, чтобы требовать определения, которое помогало бы нашим клиентам понять его реальное значение и потенциал» [2].

Фирма Гартнер предложила следующее определение, с её точки зрения, синонимов «открытое правительство» и «правительство 2.0»: «использование информационных технологий для того, чтобы срастить с функционированием общества (socialize) и превратить в продукты массового спроса (commoditize) государственные услуги, процессы и данные [2]»

Естественно, существуют и другие определения. В некоторых «правительство 2.0» ассоциируют с использованием социальных сред как внутри, так и вне правительства. Тим О’Рейли предложил определять его словами «правительство как платформа». Ди Майо считает такой подход «чрезмерным упрощением» [3].

Поскольку понятия «правительство 2.0» и «электронное правительство» часто противопоставляют друг другу, важно понимать их различие и наличие точек соприкосновения.  С точки зрения ди Майо, «электронное правительство» и «правительство 2.0» — разные вещи. Он пишет: «В 2000 году Гартнер определил «электронное правительство» как преобразование внутренних и внешних взаимосвязей в государственном секторе за счет сетевых операций и использования информационно-коммуникационных технологий, для оптимизации оказания государственных услуг, участия граждан и их вовлечение в государственное управление. Частично это определение применимо к «правительству 2.0», поскольку, действительно, его целями является совершенствование способов предоставления государственных услуг и вовлечение граждан и организаций в государственное управление. Однако фундаментальным различием является размывание различий между внутренними и внешними взаимоотношениями, которое приводит к тому, что три цели электронного правительства перекрываются друг с другом» [3].

В качестве отличительных особенностей  «правительства 2.0» ди Майо выделяет следующее: «Правительство 2.0» ориентировано на людей, ведь современные технологии способствуют размыванию границ между выполняемыми отдельными лицами ролями, которые одновременно являются как сотрудниками государственных органов, так и гражданами; как создателями информации, так и её потребителями. Тем самым различие между «внутренним» и «внешним» сотрудничеством становится довольно-таки искусственным <…> Другим важным отличием является то, что если электронное правительство использует, прежде всего, корпоративные, проблемно-ориентированные технологии, то «правительство 2.0» основывается на всё более широко распространенных и применяемых (commoditized) технологиях, равно как и на технологиях, используемых  потребителями» [3].

Сравнивая электронное и открытое правительства, ди Майо отмечает: «В то время, как «электронное правительство» двигалось в направлении минимизации взаимодействия с гражданами за счёт эффективного использования той информации, которой уже располагают государственные органы правительство (примерами служат  предварительное заполнение налоговых форм и «опережающие» рекомендации по поводу определенных административных обязанностей и вариантов получения услуг), — то теперь приходит «открытое правительство», которое сбрасывает на нас петабайты исходных машинно-читаемых данных, топя нас в информации» [4].

2. Основные идеи «правительства 2.0» /«открытого правительства»

Одна из основных идей «правительства 2.0» — это социализация (т.е. всё более широкое использование обществом) информации, которая идет одновременно в трех направлениях:

от правительства к гражданам, через инициативы открытого правительства в области данных, направленные на повышение прозрачности и предоставление третьим сторонам возможности аккумулировать данные в интересах создания общественно-полезных ценностей;

—  от граждан к правительству, посредством информации, которая имеет или может иметь отношение к ряду процессов государственного управления, но которая, как правило, создаётся в иных целях, чем общение с государством или оказание на него влияния;

внутри государственного аппарата, за счет использования платформ для внутреннего сотрудничества или сотрудничества с потребителями государственных услуг, позволяющих государственным служащим социализировать знания.

Андреа ди Майо подчеркивает, что «одним из важных характеристик «правительства 2.0» является то, что границы между этими аспектами размыты. Например, государственные служащие могут комбинировать данные открытого правительства с данными, создаваемыми гражданами, и социализировать (обсуждать) полученные результаты, как с гражданами, так и с других государственными служащими, которые могут, в свою очередь, оценивать эти данные и осуществлять их дальнейшую трансформацию». По его мнению, следующим «эволюционным шагом станет социализация государственных услуг и процессов путем привлечения отдельных лиц, а также онлайн-сообществ для выполнения части существующих процессов государственного управления или для их трансформации их за счет использования внешних данных и приложений» [2].

Вторым важным аспектом ди Майо считает «коммодизацию» (commoditization), т.е. все более широкое использование государственными органами тех же технологий, что доступны массовому потребителю и широко им используются. Движущими силами этого процесса являются как желание снизить расходы на содержание государственного аппарата, так и стремление наладить эффективное взаимодействие с гражданами. Примерами является освоение облачных технологий и работы в социальных сетях.

3. Обратная сторона «правительства 2.0» / «открытого правительства»

Андреа ди Майо в своих публикациях подчеркивает, что «большая часть разговоров об «электронном правительстве» и «правительстве 2.0» вращается вокруг того, как органы государственного управления могут быть более прозрачными, предлагать новые возможности для участия граждан, давать возможность коммерческим организациям и отдельным лицам получать выгоду от «разработки» золотой жилы государственных машинно-читаемых данных. Есть, однако, еще один тонкий аспект, о котором стоит подумать. Это часть того, что часто называют «другой стороной монеты» — обратный поток информации» [5]. Под данными общества ди Майо понимает информацию в различных формах: фото­гра­фии на сайте Flickr; выложенные на YouTube видеозаписи; точки зрения и истории, высказанные в блогах, контакты в Facebook и LinkedIn и т.д. Он отмечает, что эта «информация регулярно отслеживается ведомствами, задачей которых  является «шпионить» за нами с целью защиты национальной безопасности, предотвраще­ния преступлений и преследования преступников» [5].

Ди Майо также подчёркивает, что, «ожидая большей прозрачности от правительства, мы в ответ должны быть готовы обеспечить собственную большую прозрачность. Требуя возможности объединять и анализировать данные государст­венных органов, мы должны принять, что правительство тоже изучает те данные, что мы опубликовали в открытом доступе, и использует их в сочетании с персональными данными, хранящимися в государственных базах данных» [5].

4. Вовлечение граждан в государственное управление: планы и реальность

Ещё одной важной идеей «открытого правительства» является идея активного привлечения граждан к управлению государством, реализуемая сейчас по нескольким направлениям. Эта идея очень похожа на идеологию и практику привлечения трудящихся к управлению государством в Советском Союзе, который накопил в этом вопросе богатый опыт на основе как успехов, так и неудач. Как и столетие назад в нашей стране, в современном западном мире велик энтузиазм по поводу участия «кухарки» в управлении государством, однако «постепенно даже энтузиасты начинают осознавать: сколько ни говори о социальных сетях и вовлечении граждан, но за государство его работу никто не сделает» [6].  Со своей стороны, государство «предоставляет общественности данные и создает возможности для участия граждан» в государственном управлении, но само «не всегда систематически идёт туда, где люди сами создают свои собственные данные».

У заманчивой идеи вовлечения обычных граждан в государственное управление есть несколько спорных моментов.

Во-первых, государственное управление — это сфера деятельности, требующая специфических знаний и навыков, поэтому считать, что с этой работой может справиться любой, не просто ошибочно, но и рискованно. Эффективное государственное управление возможно только тогда, когда вопросами, для решения которых требуется высокая квалификация, занимаются профессионалы.

Во-вторых, считать, что государственное управление можно осуществлять в фоновым режиме, в свободное от основной работы время – чистой воды утопия.  Да, в отдельно взятой небольшой деревне, доме или школе можно организовать работу граждан в интересах их самих и государства на общественных началах. Но и тогда такая деятельность, как показывает практика, держится на одном-двух энтузиастах.

Наша страна, в отличие от Запада, имеет довольно богатый опыт вовлечения граждан в государственное управление и, как ни странно это звучит, может считать себя мировым лидером в этой области. В нашей стране ещё в эпоху бумажного делопроизводства был налажен достаточно действенный канал связи граждан с государством, позволявший, в том числе, отслеживать общее настроение населения и выявлять проблемы, требующие незамедлительного решения. По этому же каналу поступали и предложения граждан, направленные на совершенствование государственного строя и т.п. Работа с обращениями граждан всегда выделялась в самостоятельное направление деятельности и строго контролировалась.

Очень интересно наблюдать, как ведущие страны в несколько иной политической, экономи­ческой и социальной ситуации пытаются реализо­вывать социалистические идеи привлечения к государственному управлению широких слоев своих граждан.

Наш опыт показывает, что, хотя тесное взаимодействие с гражданами может быть ценным каналом обратной связи, руководить всё-таки должны профессионалы, несущие персональную ответственность за принятые им решения.

5. Открытое правительство Президента Обамы

Первым документом, подписанным Бараком Обамой в качестве президента США (уже на следующий день после принятия им присяги – 21 января 2009 года) стал «Меморандум об информа­ционной прозрачности и открытом правительстве» [7], в котором излагались основные принципы по­строе­ния открытого правительства в США. Именно этот документ ввел в мировой оборот термин «открытое правительство», который достаточно быстро заменил термин «правительство 2.0».

Американская идея «открытого правительства» опирается на три основных принципа – прозрач­ности, вовлечения общественности в государствен­ное управление и сотрудничества.

В этот же день был издан ещё один меморандум «О свободе государственной информации» [8], кото­рый содержал положения, направленные на расширение сферы применения закона о доступе к государственной информации и в котором был провозглашен принцип «перед лицом сомнений, открытость преобладает». В документе указыва­лось, что «презумпции раскрытия информации также означает, что учреждения должны принимать решительные меры, чтобы сделать информацию доступной для общественности. Они не должны ждать конкретных запросов со стороны общественности».

Генеральному прокурору США было дано поручение подготовить новые руководящие документы по исполнению федеральными органами государственной власти «Закона о свободе информации». 19 марта 2009 года генеральный прокурор Эрик Холдер опубликовал меморандум, в котором были даны наставления [9] по следующим вопросам:

—         порядок раскрытия информации;

—         ответственность за исполнение требований закона;

—         исполнение запросов о доступе к государственной информации.

В документе было обращено внимание на то, что органы государственной власти не должны скрывать информацию только потому, что они могут сделать это на законных основаниях. Кроме того, было рекомендовано всякий раз, когда государственный орган сочтёт невозможным в полной мере раскрыть документы, рассматривать возможность частичного раскрытия информации.

В меморандуме генерального прокурора было подчеркнуто, что «открытое правительство требует не только презумпции раскрытия информации, но и эффективной системы подготовки ответов на запросы». Для улучшения исполнения закона необходимо более активно действовать руководителям, на которых возложены обязанности по контролю за исполнением требований законодательства в соответствующих государственных органах. Кроме того, ведомствам также напомнили, что с 31 декабря 2008 года введена обязательная процедура присвоения контрольного номера (по сути дела, регистрации) всех запросов на предоставление государственной информации, срок исполнения которых превышает 10 дней. Этот номер должен сообщаться лицу, подавшему запрос. Государственные органы также должны были организовать телефонную «горячую линию» и/или интернет-сервис,  посредством которых подавшие запросы лица по присвоенному контрольному номеру могли бы узнать состояние запроса, включая дату его получения государственным органом и ожидаемую дату исполнения.

В 2009 году в Конгресс США был внесен законопроект о размещении в сети Интернет государственной информации [10], направленный на то, чтобы документы, создаваемые органами исполнительной ветви власти, становились доступными в сети, с возможностью поиска по ним [11]. Поскольку законопроект так и не был принят до переизбрания Конгресса, он был повторно внесен в Конгресс нового созыва 4 апреля 2011 года.

6. Сбор идей по совершенствованию государственного управления

В мае 2009 года Администрация Обамы объявила о проведении трехэтапной «Инициативы открытого правительства» (Open Government Initiative, OGI), направленной на сбор имеющихся у общественности идей о том, как сделать правительство более прозрачным, вовлечь общественность в государственное управление и наладить сотрудничество между всеми заинтересованными сторонами [12].

1 этап: Мозговой штурм  — На этом этапе был организован сбор идей по реализации «открытого правительства»;

2 этап: Обсуждение — На этом этапе с использованием блога, открытого Управлением научно-технической политики (Office of Science and Technology Policy, OSTP) и Управлением общих служб (General Service Administration, GSA) прошло более глубокое обсуждение вопросов, поднятых в ходе мозгового штурма;

3 этап: Подготовка проекта рекомендаций  — На этом этапе общественности было предложено, с использованием вики-ресурса, принять участие в коллективной подготовке текста рекомендаций.

Управление научно-технической политики организовало выполнение первого этапа в период с 21 мая по 3 июня 2009 года. На сайте Национальной академии государственного управления (National Academy of Public Administration, NAPA) был начат второй этап в виде «Диалога об открытом правительстве» (Open Government Dialogue) [13]. При открытии обсуждения было особенно подчеркнуто, что оно «… позволит в Белом доме услышать ваши самые важные идеи, связанные с открытым правительством». Участников обсуждения просили, прежде всего, высказать свое мнение по следующим вопросам:

  • Каким образом можно сделать деятельность правительства более прозрачной и подотчетной?
  • Каким образом можно более эффективно использовать федеральные консультативные комитеты, нормотворчество и электронное нормотворчество для того, чтобы при принятии решений учитывался опыт более широкого круга специалистов?
  • Какие существуют альтернативные модели, позволяющие повысить качество принятия решений и расширить возможности для участия граждан?
  • Какие стратегии могут быть использованы для более широкого применения технологий «веб 2.0» в государственных органах?
  • Какие в настоящее время существуют на уровне политик препятствия и барьеры для инноваций в государственных органах?
  • Каким образом лучше всего изменить корпоративную культуру в государственных органах, чтобы широко внедрить сотрудничество и коллективную работу?
  • Какие изменения в системе найма и подготовки персонала будут способствовать инновациям?
  • Какие критерии производительности / эффективности могут быть использованы для определения эффективности политик «открытого правительства»?

В ходе мозгового штурма было собрано 4205 замечаний и предложений разной степени полезности и применимости, из которых 1614 относились к вопросам прозрачности, 722 – к вовлечению общественности, 294 – к сотрудничеству и коллективной работе, 285 были классифицированы как предложения по развитию / расширению функциональных возможностей, 635 были отнесены к числу вопросов, связанных с изменениями в области права и политики, и 655 не были классифицированы [14].

10 июня 2009 года помощник руководителя Управления по вопросам информации и регулирования (Office of Information and Regulatory Affairs, OIRA) Майкл Фицпатрик (Michael Fitzpatrick) на блоге OSTP перечислил четыре «существенные рекомендации» федеральному правительству, которые стали итогом мозгового штурма [15]:

  • посоветоваться с общественностью относительно того, какие данные желательно открывать;
  • отобрать государственные органы или программы, в которых будет проводиться тестирование инициатив в области прозрачности;
  • выкладывать часто запрашиваемые виды государственной информации, и
  • провести учет данных, имеющихся у государственных органов, и определить приоритетность их публикации в открытых форматах с возможностью скачивания.

7. Директива об «открытом правительстве»

В соответствии с указаниями президента США, содержащимися в «Меморандуме о прозрачности и открытом правительстве» директор Административно-бюджетного управления администрации президента 8 декабря 2009 года выпустил «Директиву об «открытом правительстве» [16].

Директива предписывала федеральным органам исполнительной власти предпринять ряд действий по внедрению сформулированных в президентском меморандуме основных принципов открытого правительства. Директива была подготовлена с учетом рекомендаций полученных от директоров по технологиям федеральных органов (Federal Chief Technology Officer) и в ней были установлены крайние сроки для выполнения ведомствами ряда требований. Директива также поощряла государственные органы выполнять эти требования досрочно.

В первую очередь, государственные органы должны были принять надлежащие меры к расширению доступа к информации, делая её доступной он-лайн в открытых форматах (открытыми считаются платформенно-независимые машиночитаемые форматы, доступные для публики без каких-либо ограничений, способных помешать повторному использованию информации). Ключевым элементом прозрачности была провозглашена своевременная публикация информации.

Агентствам было предписано, по мере имеющихся технических возможностей, самостоятельно распространять информацию, не дожидаясь поступления запросов в соответствии с законом о свободе доступа к государственной информации.

Стоит отметить, что администрация Обамы не разрабатывала каких-либо новых стратегий совершенствования государственного управления, сделав упор на одном из элементов программ электронного правительства – на обеспечении доступа к государственной информации. Однако надежда американского руководства на то, что обеспечение доступа ко всё большему объему государственной информации автоматически позволит привлечь граждан к участию в государственном управлении, выглядела несколько утопичной.

Оценивая предпринимаемые государственными органами усилия, Андреа ди Майо перечислил следующие цели «открытого правительства» Обамы, подчеркивая при этом, что некоторые «потребности и чаяния» отчасти противоречат друг другу [17]:

  • повышение прозрачности ради увеличения доверия к деятельности различных ветвей государственной власти;
  • уменьшение бремени, связанного с исполнением запросов на основе законодательства о свободе доступа к государственной информации: чем больше материалов размещается он-лайн, тем легче выполнять такие запросы, просто перенаправ­ляя спрашивающих на соответствующие веб-сайты — до тех пор, пока люди не сообразят, что к чему, и не прекратят подавать запросы;
  • предоставление публике исходных массивов данных для того, чтобы они сделали на их основе что-то полезное и создали инновационные услуги, от которых, в конечном счете, выиграют граждане;
  •  предоставление публике исходных массивов данных, для того, что они помогли государ­ствен­ным органам выявить несоответствия и повысить качество данных;
  •  предоставление публике исходных массивов данных, чтобы с помощью граждан решить существующие и возникающие проблемы в государственном управлении;
  • предоставление публике исходных массивов данных, чтобы заставить сделать то же самое другие государственные органы, добиваясь тем самым внутренней прозрачности деятельности государственных органов в той же мере, как и внешней;
  • красиво выглядеть и осчастливить политиков.

Можно согласиться с мнением ди Майо и о том, что «в зависимости от того, что является основной движущей силой «открытости», меняется смысл этой открытости, равно как и распределение усилий, предпринимаемых по различным направлениям стратегии и плана построения «открытого правительства» [17].

С нашей точки зрения, реализуя любые нововведения необходимо постоянно отслеживать их эффективность и полезность. Политика максимального открытия государственной информации уже доказала свою эффективность не только в США, но и в других странах мира. Есть положительный опыт и в России, где эта работа пока еще только начинает разворачиваться. Но одновременно существуют и риски того, что именно избыточная открытость может нанести стране существенный  ущерб. 

Понятно, что все принятые государственные решения должны быть открыты и доступны, за исключением документов, содержащих секретные и конфиденциальные сведения.  Решение об открытии информации о технологии принятия решений, информирование о  ходе обсуждений, об аргументах участников и т.п. не должно быть автоматическим. К сожалению, как показал опыт ряда стран мира, с увеличением открытости государственной деятельности процессы обсуждения и подготовки спорных, непопулярных в обществе решений начинают постепенно перекочевывать из кабинетов государственных служащих на поля для гольфа, а государственные служащие стремятся не создавать «лишних» документов, особенно содержащих сведения о ходе рабочих дискуссий. В итоге попытки усиления открытости оборачиваются ещё большими рисками для неё же самой, поскольку очень непросто контролировать процессы принятия решений, если те начинают идти вне традиционных рамок. Здесь достаточно вспомнить ряд громких процессов, в ходе которых активисты пытались (порой успешно) получить доступ к электронной переписке, осуществлявшейся должностными лицами через их личные почтовые ящики.

Заключение

Соединенные Штаты Америки стали идеологом и первой страной, начавшей практическую реализацию проекта «Открытое правительство». В этой идеологии, несомненно, немало ценного, и она уже нашла достаточную широкую поддержку во многих станах мира и со стороны различных политических и общественных движений. Но, как и любая другая идеология, она не является лекарством ото всех болезней, и помимо достоинств имеет и ряд недостатков (часто являющихся оборотной стороной достоинств).

Для России было бы сейчас очень полезно, проанализировав причины успехов и неудач зарубежных коллег, взять из их опыта наиболее эффективно зарекомендовавшие себя методы работы и творчески реализовать их на российских просторах, соединив их с имеющимся у нашей страны собственным богатым опытом. Особое внимание следует уделить тому, чтобы отыскать такие формы «открытого правительства», в которых были бы в равной степени заинтересованы и сами государственные органы, и граждане, и коммерческие организации – только тогда «открытое правительство» будет жизнеспособно без постоянного давления и контроля «сверху».

Литература

[1]    U.S., Russia on Promotion, Implementation of Open Government // The White House, Office of the Press Secretary, June 24, 2010. URL: http://www.america.gov/st/texttrans-english/2010/June/20100624193430SBlebahC0.3979914.html?CP.rss=true (РФ и США будут делиться опытом по повышению открытости госуправления // РИА Новости, 25 июня 2010. URL: http://ria.ru/politics/20100625/250108378.html) (дата обращения: 20.09.2012)

[2]    Maio A.D. Government 2.0: Gartner Definition // Gartner, Industry Research, 11 November 2009, ID Number: G00172423. URL: http://my.gartner.com/portal/server.pt?open=512&objID=260&mode=2&PageID=3460702&id=1224639&ref=g_emalert (дата обращения: 20.09.2012)

[3]    Maio A.D. Why Government Is Not A Platform // Gartner Blog Network,  September 8th, 2009. URL: http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2009/09/08/why-government-is-not-a-platform/ (дата обращения: 20.09.2012)

[4]    Maio A.D. Would Anyone Ever Say that Open Government Isn’t Great? // Gartner Blog Network, March 29th, 2010. URL: http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2010/03/29/would-anyone-ever-say-that-open-government-isnt-great/ (дата обращения: 20.09.2012)

[5]    Maio A.D. The Bright Dark Side of Government 2.0: Are We Ready? // Gartner Blog Network,  September 8th, 2009, March 19th, 2010. URL: http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2010/03/19/the-bright-dark-side-of-government-2-0-are-we-ready/ (дата обращения: 20.09.2012)

[6]    Maio A.D. Is Government 2.0 Heading Toward the Trough of Disillusionment? // Gartner Blog Network,  February 10th, 2010. URL: http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2010/02/10/is-government-2-0-heading-toward-the-trough-of-disillusionment/ (дата обращения: 20.09.2012)

[7]    Executive Office of the President, Transparency and Open Government 74 Federal Register 4685, January 26, 2009. The memorandum was released on January 21, 2009 // URL: http://www.whitehouse.gov/the_press_office/Transparency_and_Open_Government/ (дата обращения: 20.09.2012)

[8]    Executive Office of the President, Freedom of Information Act, 74 Federal Register 4693, January 26, 2009. The memorandum was released on January 21, 2009. URL: http://www.whitehouse.gov/the_press_office/FreedomofInformationAct/ (дата обращения: 20.09.2012)

[9]    Attorney General Eric Holder, Memorandum For the Heads of Executive Departments and Agencies,  // U.S. Department of Justice, Washington, DC, March 19, 2009. P. 1-2. URL: http://www.usdoj.gov/ag/foia-memo-march2009.pdf (дата обращения: 20.09.2012)

[10] Sternstein A. Congress moves to make transparency initiatives permanent // NextGov, 03.18.2010. URL: http://www.nextgov.com/nextgov/ng_20100318_9196.php (дата обращения: 20.09.2012)

[11] Текст проекта закона см: Закон о публичной он-лайн информации (Public On-Line Information Act) [Электронный ресурс] // URL: http://frwebgate.access.gpo.gov/cgi-bin/getdoc.cgi?dbname=111_cong_bills&docid=f:h4858ih.txt.pdf (дата обращения: 20.09.2012)

[12] The White House, White House Announces Open Government Website, Initiative, Office of the Press Secretary, Washington, DC, May 21, 2009. URL: http://www.whitehouse.gov/the_press_office/White-House-Announces-Open-Government-Website-Initiative/ (дата обращения: 20.09.2012)

[13] National Academy of Public Administration (NAPA), Open Government Dialogue, May 21, 2009. URL: http://opengov.ideascale.com/akira/panel.do?id=4049 (дата обращения: 20.09.2012)

[14] Ginsberg W.R., The Obama Administration’s Open Government Initiative: Issues for Congress //  Congressional Research Service, January 28, 2011, CRS Report for Congress. URL: http://www.fas.org/sgp/crs/secrecy/R41361.pdf (дата обращения: 20.09.2012)

[15] Fitzpatrick M., associate administrator for OIRA, Transparency: Access to Information, Executive Office of the President, Office of Science & Technology Policy, June 10, 2009 [Электронный ресурс] // URL: http://www.whitehouse.gov/blog/Transparency-Access-to-Information (дата обращения: 20.09.2012)

[16] Open Government Directive,  December 8, 2009 // Office of Management and Budget, OMB. URL: http://www.whitehouse.gov/omb/assets/memoranda_2010/m10-06.pdf (дата обращения: 20.09.2012)

[17] Maio A.D. What Is Open Government For? // Gartner Blog Network,  March 19th, 2010. URL: http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2010/03/19/what-is-open-government-for/ (дата обращения: 20.09.2012

Open Government in the USA: Main Concepts and Implementation

Natasha Khramtsovsky

The article addresses US-born and quickly gaining popularity in Russia “open government” concept and its evolution. Open government is compared with e-Government and Government 2.0, with an emphasis on their mutual relationships and distinctions. The US experience of implementing open government is briefly described.

 ОПУБЛИКОВАНО:

Храмцовская Н.А. Открытое правительство США: основные идеи и практика реализации // Информационные системы для научных исследований: Сборник научных статей. Труды XV Всероссийской объединенной конференции «Интернет и современное общество». Санкт-Петербург, 10 – 12 октября 2012 г. / НИУ ИТМО. — СПб., 2012. С. 316 – 322. (ISBN 978-5-903811-20-5)

АВТОРСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ:

Храмцовская Наталья Александровна,

канд. ист. наук, ведущий эксперт компании «Электронные офисные системы» по управлению документацией, член Гильдии управляющих документацией и ARMA International

E-mail: sspchram@tochka.ru

Оригинал доклада смотрите здесь