О пользе уголовного преследования пиратов

В первую “пятилетку” нулевых, а если точнее – между 2001 и 2006 годами, софтверные компании успешно пролоббировали в России значительные изменения в законодательстве, в том числе уголовном, отлично адаптировав его для повсеместного массового применения.

Компании приспособили свои юридические и маркетинговые службы для того, чтобы получить максимальный эффект от благоприятно складывавшейся ситуации. Дело Поносова,  привлекшее в начале 2007 года внимание действующего президента России и бывшего президента СССР, имело огромный маркетинговый эффект.

В течение последующих лет, особенно в период с 2006 по 2013 годы софтверные компании отметились беспрецедентными оборотами на российском рынке (более миллиарда долларов в год только у Microsoft).

Уровни пиратства снизились 88 до 62 процентов – и это только по усредненным данным международного альянса BSA. Данные же софтверных компаний, активно занимавшихся темой противодействия пиратству, показывали снижение пиратства по ряду продуктов в разы.

Уголовное преследование как наиболее эффективное средство

Лицо, сталкивающиеся с массированным повсеместным нарушением своих интеллектуальных прав, не в состоянии защитить свои права в России только с применением гражданско-правовых мер. Это замечание справедливо по отношению как к софтверному пиратству, так и к кино- и музыкальному пиратству, так и к нарушениям прав на товарные знаки.

Арбитражные суды перегружены делами, сбор доказательств сложен и дорогостоящ, а процессы могут длиться годами. В последний год наметились сдвиги в части Интернета – применение обеспечительных мер Мосгорсудом с последующим удалением или блокировкой противоправного контента. Но за пределами Интернета ситуация с обеспечительными мерами оставляет желать лучшего.

Административное производство также малоэффективно. Штраф незначителен, а правоохранительные органы в этой части не укомплектованы кадрами и не ориентированы на работу по охране авторских прав.

Уголовное преследование с точки зрения правообладателя – потерпевшей стороны, наименее затратно и наиболее результативно. Хотя в большинстве случаев наказанием является штраф или условное осуждение, все равно достигается цель предупреждения совершения новых преступлений.

Конечно, для достижения серьезных результатов требуется в максимальной мере обеспечить еще и неотвратимость наказания. Во второй половине нулевых правоохранительная система была ориентирована на борьбу с нарушениями авторских прав, дела исчислялись тысячами по всей стране. В настоящее время ситуация и приоритеты изменились, и правообладателям в области программного обеспечения необходимо искать новые пути для того, чтобы обеспечить охрану своих прав.

Региональная адвокатская сеть

Для того чтобы эффективно взаимодействовать с правоохранительными органами в части уголовного преследования, компаниями в “нулевые” были привлечены юридические представители по всей стране.

Например, у Microsoft это адвокаты более чем в 30 регионах страны – от Калининграда до Владивостока. У Adobe то же самое, но меньше по количеству и охвату – и ближе к концу “нулевых”. У «1С» – это как адвокаты, так и иные представители – в том числе торговые представители, что не только позволяло значительно расширить охват регионов, но и создавало дополнительные риски.

Отдельно следует упомянуть юристов BSA – международного альянса производителей ПО, но они ведут малое количество дел в ограниченном количестве регионов.

Привлечение большого количества адвокатов связано со значительными сложностями организационного характера. Правообладателям необходимо отобрать лучших представителей адвокатского сообщества, предпочтительно с прошлым опытом работы в правоохранительной системе. При этом американским правообладателям необходимо было обеспечить регулярный контроль, отчетность и обучение, в том числе антикоррупционному законодательству России и США.

Адвокаты должны находиться в постоянном контакте с представителями правоохранительных органов ведущими работу по тематике охраны интеллектуальной собственности. Статья 146 (части 2 и 3) УК РФ была и остается статьей публичного обвинения, это означает, что заявления правообладателя не требуется для возбуждения уголовного дела.

На практике в каждом деле правоохранительные органы обращаются к правообладателю с официальными запросами (задавая вопросы о наличии лицензии и стоимости программных продуктов). Адвокаты должны быть в состоянии явиться на допрос в качестве представителя потерпевшего в уголовном процессе, как на стадии следствия, так и в суде. Адвокаты, кроме того, должны предъявлять гражданские иски и совершать действия, связанные с процедурами примирения.

Контроль и недопущение коррупции

Обеспечение контроля и недопущение коррупции важно при отборе кандидатов в представители. Одна ошибка в отборе представителя и даже один случай коррупции потенциально могут привести к полному сворачиванию работ по охране авторских прав (если речь идет о западных правообладателях).

У некоторых отечественных правообладателей в “нулевые” возникла ошибка с назначением представителя. В 2008 году представитель нескольких отечественных организаций-правообладателей в Самаре был привлечен к уголовной ответственности за то, что собирал деньги с проверяемых организаций за “помощь” в невозбуждении или прекращении дел.

В 2010 году в прессе прозвучали обвинения в том что некие лица пишут от лица правообладателей “заявления” в милицию. Хотя достоверных сведений о самозванцах тогда получено не было, для исключения самой возможности возникновения такой ситуации в принципе, один из крупнейших правообладателей – Microsoft – опубликовала полный список своих юридических представителей.

Индустриальные ассоциации правообладателей

Некоммерческое партнерство поставщиков программных продуктов (НПППП) – важнейшая ассоциация, действующая в интересах правообладателей софтверной индустрии (отечественных и зарубежных). Она ежегодно издает (1) справочник Компьютерное пиратство: методы и средства борьбы, (2) справочники цен на программные продукты, (3) справочники о лицензировании программных продуктов, (4) проводит семинары и тренинги и (5) лоббирует интересы отрасли.

Каждая из перечисленных выше составляющих важна для успешного функционирования системы охраны авторских прав на программы. Наличие в России индустрии разработки программного обеспечения и рынка сбыта отечественных программ – один из решающих факторов успеха софтверной индустрии в “нулевые”.

BSA (The Software Alliance) – международный альянс производителей программного обеспечения, объединяющий крупнейших иностранных правообладателей. Ассоциация для продвижения своих интересов нанимает в России юристов и специалистов в области связей с общественностью. Юристы уполномочены вести дела от имени членов альянса, количество дел ограничено несколькими десятками в год. Ежегодно публикуется несколько пресс-релизов (как правило, по результатам глобальных исследований, проводимых исследовательской компанией IDC).

Типичные нарушения

Юридические службы, говоря обобщенно, противодействуют двум типам нарушений: (а) распространению нелицензионных копий программ и (б) использованию нелицензионных копий в бизнесе.

Если говорить о распространении пиратских программ – то установка пиратских программ «специалистами»-одиночками, оказывающими «компьютерную помощь», популярна до сих пор. В разные годы с этим боролись с разной эффективностью – в середине «нулевых» количество привлеченных к ответственности исчислялось тысячами.

Другой вид распространения – продажа пиратских копий на дисках – всегда было наиболее вызывающим типом компьютерного пиратства. Сейчас этого гораздо меньше по нескольким причинам: (1) масштабные проверки на ряде рынков в конце «нулевых», (2) стремление владельцев рынков к более «цивилизованной» торговле и (3) перетекание пиратства в Интернет.

В конце «нулевых» были проведены целенаправленные проверки ряда торговых точек, в частности, на “Горбушке”, которая стала на тот момент чем-то вроде символа российского пиратства. На пике этой работы прокуратура даже заявила о возможной приостановке деятельности рынка, а владельцы рынка пошли на организацию конференции по охране авторских прав. Были проведены переговоры с владельцами рынка. В результате усиления контроля на рынке, цены на пиратскую продукцию выросли, бизнес ряда пиратских точек стал невыгоден – и они были закрыты.

Распространение пиратских копий программ через Интернет встречается часто и бороться с этим без специального законодательства довольно бесперспективно. Но можно решить задачу усложнить обычному пользователю поиск пиратских программ в Интернете. Так называемый второй антипиратский закон, вступающий в силу 1 мая 2015 и позволяющий «пожизненную» блокировку интернет-ресурсов за пиратство, должен помочь справиться с проблемой распространения пиратских программ в Интернете.

Проблему использования пиратских копий программ в бизнесе компаний решают как техническими, так и юридическими методами. В последнее время роль юридических средств защиты падает в силу того, что большое число компаний переходит в «облака». В частности, компания Adobe полностью перешла на продажи программ путем подписки и полностью свернула антипиратскую деятельность. Это привело к значительному падению продаж, поэтому перспективы подобного тотального перехода пока не вполне понятны. Вряд ли можно говорить в ближайшем будущем о полном отказе правообладателей от юридических средств защиты.

Более подробно об актуальных тенденциях, перспективных средствах защиты прав и трендах в законодательстве – в следующих статьях.

Читать также другие статьи Александра Страха на тему защиты интеллектуальной собственности: