Новости регионов: Саратовская область. Готова ли область к внедрению универсальных электронных карт?

    Сергей Овчинников — о внедрении универсальной электронной карты

    С 1 января 2013 года в России начинается выдача универсальных электронных карт по заявлениям граждан. Это значит, что у региональных властей осталось меньше месяца, чтобы обеспечить выпуск карт и получение по электронному документу конкретных услуг.
    Готова ли область к внедрению УЭК, рассказал участник межрегионального Центра по консультированию «электронного правительства» регионов России, профессор Сергей ОВЧИННИКОВ.

    — Выпуск универсальных электронных карт — дорогой проект. На подготовку инфраструктуры обслуживания и выдачи карт необходимы значительные материальные затраты. Да и будет ли она востребована, если по ней невозможно получить весь спектр обязательных госуслуг?
    — УЭК очень удобный документ. В ней будут содержаться данные о гражданине, его электронная подпись и банковское приложение. Карта может быть использована для получения социальных и госуслуг, оплаты коммунальных платежей, проезда в транспорте.
    Очевидно, что в полной мере она функционировать не начнет, первое время это будет идентификатор и платежный документ. Однако и это уже прогресс. Прежде всего, доступными станут электронные госуслуги. С помощью УЭК легко будет получить загранпаспорт, подать налоговую декларацию… ведь в ней имеется цифровая подпись. Сейчас порядка 350 услуг следует оказывать в электронном виде. Но предоставлять их можно только при наличии идентификаторов. Карта этот вопрос решит.
    — Вопросов больше, чем ответов. По замыслу УЭК призвана избавить людей от бумажной волокиты, должна обеспечить им доступ ко всей сфере социальных и государственных услуг. Эта функция выполнима?
    — Некоторое время людям по-прежнему придется обращаться в различные инстанции и стоять в очередях. Поскольку у нас еще должным образом не налажено межведомственное взаимодействие в электронном виде между различными структурами. Очень сложно совместить различные базы данных, которые годами накапливались в министерствах и ведомствах. Ключевая проблема заключается в отсутствии единых стандартов совместимости этих баз. Создать и запустить механизм в работу быстро вряд ли удастся. Тот же путь Запад проходил на протяжении двадцати лет.
    — Это единственная недоработка?
    — Нет, вопросов пока много. Считаю, что на первом плане — безопасность использования УЭК. Аспектов при этом масса. Кто гарантирует, что в базу данных не попадут искаженные сведения о гражданах? И это не только опечатки, типа «е/ё» в документах. Посмотрите, как работает система видеорегистрации на территории России. Люди получают штрафы за нарушения правил дорожного движения, которые они не совершали. Но в данном примере есть лицо, которое несёт ответственность. А какой механизм существует для устранения ошибки в УЭК? Очевидно, что должен быть государственный контроль, но непонятно, какое ведомство его будет осуществлять. Куда жаловаться людям? А если судиться, то с кем? Ведь если в базе данных появится ошибка, она может обернуться для человека финансовыми убытками, если пройдет неверный платеж. А киберпреступность? Насколько будут защищены универсальные карты? Пластиковые карты не могут быть защищены на 100%. Недавно в одном из торговых центров Саратова из банкомата через специальное устройство с пластиковых карт преступники сняли около миллиона рублей. Однако информации о раскрытии преступления пока нет
    Еще один вопрос: на банковских картах имеется магнитная полоса. Была масса случаев, когда в силу разных обстоятельств карта размагнитилась, запись стерлась. Сколько времени потребуется на восстановление УЭК?
    — Технологические накладки могут оттолкнуть людей от использования карты даже молодежь. Станет ли оформлять карты старшее поколение? Пожилые люди сегодня могут часами стоять в очереди за пенсией, но к банкомату не подойдут.
    — Молодежь, действительно, может максимально использовать потенциал информационных технологий для получения государственных услуг. Старшее же поколение зачастую электронных механизмов сторонится. Более того, это не только пожилые, но и значительная часть других граждан, не владеющих навыками пользования электронными системами. В ряде регионов, к примеру, в Нижнем Новгороде, действуют программы по обучению людей старшего возраста информационным технологиям. Курсы бесплатные. В Саратове они также работали и работают, но охватывают слишком мало людей. Жителей региона нужно учить пользоваться терминалами, банкоматами, компьютерами, и защищать свою информацию…

    Денег нет, а есть желание?

    — Буквально месяц назад было озвучено, что для внедрения «электронного правительства» в Саратовской области в бюджет будущего года необходимо заложить 150 миллионов рублей. По сути это означает, что проект свернется?
    — Нет, закон существует, и мы должны его исполнять. Внедрение идет, пусть и поэтапное.
    Должны быть три компонента, чтобы «электронное правительство» нормально развивалось: политическая воля, которая в нашей стране есть, финансовое обеспечение и готовность граждан, чтобы воспринимать эти услуги в электронном виде.
    В ряде информационно развитых стран существуют структуры государственного частного партнерства. Государство наделяет частные структуры определенными функциями по оказанию услуг в определенной сфере. Практика эффективная! Но приживется ли она в российских реалиях? По сути, частные структуры государственного партнерства в России созданы — это управляющие жилищные компании. Но к их работе масса нареканий. Поэтому прежде, чем передавать электронные услуги частному бизнесу, необходимо разработать законодательную базу и четкие методики.
    — В Тайланде, к примеру, внедрение «электронного правительства» помогло побороть коррупцию. Удастся ли преодолеть бюрократизм и взяточничество в нашей стране?
    — За 2011 год было подписано 14 документов об информатизации общества, в том числе и о том, как должна работать УЭК. Часть из них не выполнена до сих пор. Причины, конечно, разные, но среди них и торможение со стороны госслужащих. Ведь многие элементы «электронного правительства» приведут к повышению прозрачности работы власти. Пример из мировой практики. В Индии за оформление документов о собственности на землю писцы брали по 500 рупий. Люди не имели выбора и платили эти деньги. Тогда власти в каждой деревне поставили терминал, который за 1 рупию делал официальную выписку. Коррупция из сферы ушла. Пример из нашей действительности: электронная очередь в детские сады. Пару лет назад можно было за год практически не продвинуться в очереди. Сейчас за распределением мест можно следить через Интернет. Считаю, что полностью устранить коррупцию нельзя, но минимизировать её до приемлемого уровня можно.

    Кстати

    По состоянию на 26 ноября 2012 года, ни один российский регион пока не готов на 100% к внедрению проекта универсальной электронной карты. Об этом свидетельствует рейтинг реализации субъектами РФ плана внедрения УЭК. В тройке лидеров — Пензенская область, Республика Башкортостан и Астраханская область. Саратовская область занимает предпоследнее, 82-е место. Процент готовности составляет 13,33%.

    Источник: www.saratov.aif.ru