Николай Никифоров: мобильная связь не подешевеет

    174

    Вопреки расхожему заблуждению, Интернет телевидению никакой не враг, если судить по количеству заходов на сайт “Вести.Ru” тех, кому не хватает времени для классического телепросмотра, но кто предпочитает информацию отсебятине. В  последнее время больше ясности появилось в таком вопросе, как использование Интернета в диалоге общества и власти. Помимо обсуждавшихся у президента бизнес-проектов в Интернете от “Агентства стратегических инициатив” особое внимание зрителей с активной, но, может, не всегда реализующейся гражданско-политической позицией обратим на следующее: 5 марта  появился долгожданный указ президента о том, как рассматривать интернет-петиции — те, которые наберут 100 тысяч подписей. Указ детализирует предвыборную инициативу Путина и, конечно, опирается и на международный опыт — вспомнить недавние подобные петиции никаких не прогрессистов, а (по-другому не скажешь) прикольщиков-мракобесов в Англии (за возвращение смертной казни) или в Америке — за выход Техаса из США. Речь, разумеется, идет о вменяемых и ответственных предложениях. Однако до сих пор, даже когда подписи и собирались, было непонятно, что делать дальше. Теперь прописан целый механизм, и помимо выборов президента и парламента (раз в несколько лет) у россиян появляется возможность оперативного и перманентного донесения своих позиций, своих законодательных инициатив.  Другие чудеса Интернета и мобильной связи “Вести в субботу” обсудили с министром связи РФ Николаем Никифоровым.

    – Николай Анатольевич, давайте начнем с “мобильного рабства”. У меня есть номер телефона, который мне очень нужен, его все знают, но он плохо работает. Хуже всего — у меня дома и на работе. Я жду не дождусь момента, когда смогу, сохранив номер, перейти к другому оператору, где лучше связь. Когда этот момент настанет? Очень многие ждут этого.

    – Осталось ждать совсем недолго: 1 декабря 2013 года это станет возможным. Про эту задачу — возможность переносить номер своего телефона от одного оператора к другому — говорили уже, наверное, лет десять. Было много дискуссий, что это сложно, почти невозможно и потребует огромное количество времени и затрат. В конце 2012 года все решения были приняты. За соответствующий законопроект проголосовала Государственная Дума. Закон подписан президентом РФ и вступит в силу 1 декабря 2013 года.

    –  Дело было в каких-то технических регламентах или в денежных потоках?

    – Этот вопрос серьезно беспокоит операторов связи. Это повышает конкуренцию на рынке мобильной связи. В таком случае именно абонент будет голосовать рублем. Самое важное, что мы даем такую возможность.

    – Национальный роуминг. В силу специфики своей работы я с ним сталкиваюсь практически еженедельно. Я плачу небольшую сумму, чтобы у меня входящие звонки на территории России были бесплатными. Но очень многие люди живут на границах областей. Сдвинулся на двадцать метров иной раз — у тебя роуминг пошел. Это когда-нибудь будет отменено?

    – Я убежден, что мы сможем принять законодательное решение по этому вопросу в этом году. Действительно, само понятие национального роуминга достаточно странное. Во многих странах с похожей территорий — например, в Канаде, в США, в Индии — такого понятия нет. Мы хотим сделать очень простой принцип: входящие звонки везде — бесплатно, исходящий звонок — по цене местного тарифа. Причем это не значит, что мы отменяем стоимость междугородных разговоров. Если вы уехали в другой город, то наравне с жителями этого города вы должны заплатить за междугороднее соединение. Но не должно быть каких-то надбавок, какого-то налога на перемещение.

    – Когда это заработает?

    – Мы считаем, что реалистичный срок — 2014 год. Это зависит и от определенного диалога с операторами — все-таки они должны подготовиться. Там есть специфика подключения мобильных сетей к сетям местной связи. Но самое главное, что законопроект уже существует. И я убежден, что в этом году Государственная Дума такое решение сможет принять.

    – Я должен признаться, что даже в свои сорок лет я принадлежу к “поколению дисковых телефонов”. Для меня телефон без шнура — это до сих пор великое достижение техники. Но иной раз, ковыряясь в нем, я узнаю, что он, оказывается, способен на большее, например, e-mail передавать. Для меня это до сих пор — цивилизационное открытие. Сейчас вместо 3G на подходе 4G, где e-mail, Интернет, просмотр телевизора по телефону. Все это будет еще более реалистично. Но это реалистично с точки зрения техники, а с точки зрения российских компаний, которые готовы такую услугу предъявить, у нас все хорошо?

    – Вы совершенно справедливо отметили, что рынок мобильной связи за несколько последних лет очень серьезно изменился. И если раньше все в основном звонили и говорили, то сегодня основное — это передача данных. Действительно, произошел технологический бум, который создал новый тип устройств, называемых уже не телефоном, а смартфоном. Все это будет развиваться. Задача передачи данных требует новых технологических подходов. И не случайно есть такие понятия, как 2G, 3G и 4G. И очевидно, что технология 4G уже побеждает. Ее также называют технологией LTE. Это, может быть, более распространенная аббревиатура. Надо отметить, что если с технологией 3G Россия в свое время серьезно запоздала, то для технологии 4G сегодня созданы все предпосылки для того, чтобы мы занимали и одну из лидирующих позиций в мире в этом направлении. Я бы даже сказал, что сегодня РФ уже входит, по нашим оценкам, в пятерку мировых стран по количеству абонентов 4G. Это очень важно, на мой взгляд.

    – Я посмотрел на эту тему повнимательнее и обнаружил такую интригу: например, в России эти частоты распределяются в ходе конкурса, а не аукционов на частоты, как это делается в Европе. Мы каким-то особым путем идем?

    – Тема государственного регулирования частот очень серьезная, и в мире есть несколько подходов. Мы в чем-то близки к американской модели. В Европе были проведены аукционы, в рамках которых операторы связи заплатили государству миллиарды долларов за право использовать эти частоты. Но нужно понимать, что у государства нет цели получить какие-то средства в бюджет. Для государства задача — предоставить жителям качественную, современную, надежную связь. Для того, чтобы это происходило, операторы должны постоянно инвестировать сотни миллионов долларов в инфраструктуру связи, особенно с учетом огромных территорий России. В нашей стране у них задачи даже сложнее. И нужно отдать должное, что в РФ сегодня есть баланс между интересами абонента и операторов. Мы с вами начали беседу с отмены национального роуминга. Нужно сделать так, чтобы у них оставалась мотивация продолжать инвестировать в строительство сетей. В условиях конкурса одним из требований была необходимость инвестировать ежегодно до 500 миллионов долларов в развитие подобного рода сети. Кроме того, есть обязательства обеспечить к определенной дате покрытие всех населенных пунктов, в частности, с численностью населения 50 тысяч человек. Это непростая задача, и срок стоит очень короткий. На самом деле в любой стране мира — и Россия здесь не исключение, скорее, даже более тяжелый случай — есть серьезные проблемы с частотным ресурсом, с разным диапазоном частот.

    – Насколько мне известно, в случае с 4G принципиальным вопросом было, чтобы какие-то частоты освободили Федеральная служба охраны и Министерство обороны.

    – Это и спецпотребители, и Министерство обороны, и аэронавигационные службы. Операторы, которые в этом диапазоне работают (“Скартел” (бренд Yotа), “Мегафон”, МТС, “Вымпелком”, “Ростелеком”),  благодаря своему потенциалу разворачивания этих сетей являются победителями этого конкурса. Они взяли на себя обязательства вложить средства в то, чтобы помочь текущим потребителям — в основном это Министерство обороны и Росавиация — перенастроить оборудование, переоснастить определенные объекты для того, чтобы они сместились в другой диапазон частот.

    – Как человек, представляющей “поколение дисковых телефонов” и те времена, когда у нас еще не было Девятого апелляционного арбитражного суда, задам вопрос: как в таком случае получается, что небольшая волгоградская компания “Эрос”  умудрилась через этот суд добиться решения об отмене такого распределения частот и чуть не лишить большую пятерку операторов возможности развивать этот бизнес?

    – К сожалению, периодически мы получаем подобного рода судебные решения.  Этот случай, пожалуй, удивляет тем, что некий местный оператор — волгоградская компания, у которой небольшое количество абонентов, работающая по старой технологии, которую на самом деле никто им не запрещает использовать, — пошла на подобное судебное дело. Решение вынесено, но мы не видели мотивировочной части. Я с уважением отношусь к любому решению суда. В то же время считаю, что у этого дела есть дальнейшая юридическая перспектива. Будем внимательно следить за развитием событий.

    – Но они же не первые. До этого еще была “Сумма Телеком”.

    –  Есть некая практика, в рамках которой постоянно происходят попытки пересмотреть ранее принятые решения.

    – Вы как министр и очень тактичный человек не произносите одной вещи, которая на самом деле всех удивила, ведь этот же апелляционный арбитражный суд принял до этого ровно противоположное решение.

    – Очень важно с позиции госрегулятора сказать, что органы государственной власти в целом и политика государственного регулирования частот в частности должны быть очень последовательными. Я только что приводил цифры об инвестициях в сотни миллионов долларов, на которые идут операторы. Это частные компании, частные инвесторы, которые вкладывают средства акционеров. И если мы постоянно будем пересматривать какие-то условия,  “передергивать” частоты туда и обратно, будет очень простой результат: у наших абонентов не будет той самой связи. Хотел бы также обратить внимание, что в октябре 2012 года на заседании госкомиссии по радиочастотам было принято очень важное решение: сегодня выдать частоты какой-либо компании без конкурса, как бы это ни обосновывалось, невозможно. Это всегда конкурсная процедура или аукцион. Кстати, в ближайшее время мы планируем провести первые аукционы на некоторые диапазоны частот, которые оставались свободными. Это тоже важный прецедент. И этот курс мы будем продолжать. Не должно быть никаких исключений. Последовательная политика госрегулятора является гарантией того, что отрасль будет развиваться.

    – Что будет с ценами на мобильную связь  в России в обозримом будущем?

    – Я думаю, что цены будут стабильными. Им некуда падать ниже, потому что тогда теряется экономическая эффективность. В то же время абоненты будут получать более расширенный набор услуг. В этом смысле российский рынок находится в очень хорошем балансе. Есть мировые примеры.  Например, на рынке Индии присутствуют десять операторов. Цены упали настолько, что половина операторов разорилась, у них больше нет никакого стимула инвестировать в развитие сети. Там говорить по телефону невозможно — он просто не ловит сеть. В России ситуация, с точки зрения мирового опыта госрегулирования, достаточно системная и сбалансированная. Поэтому цена меняться вряд ли будет. Она сегодня уже значительно ниже европейской. При этом мы видим серьезное проникновение. У нас, если посчитать количество SIM-карт на душу населения, проникновение  — около 160%. Это очень высокий показатель. Поэтому, на мой взгляд, не стоит задумываться о снижении цены. Две важные инициативы — переносимость номера и отмена национального роуминга — сделают, на мой взгляд, эту ситуацию справедливой, защитят интересы абонентов и позволят им голосовать рублем.

    Автор: Сергей Брилев, ВЕСТИ