Насколько частным может стать Ростелеком?

119

Предположительно основная часть проблем, связанных с реорганизацией Ростелекома, на данный момент разрешена. Остается лишь ждать собраний акционеров, на которых должно быть вынесено окончательное решение по этому вопросу. В связи с этим вновь становится актуальной тема будущей приватизации Ростелекома.

Минэкономразвития (МЭР) внесло некоторую ясность относительно будущей приватизации Ростелекома. Министерство предлагает включить в план приватизации не менее 50% акций оператора. Сумма поступлений от передачи компании в частные руки по состоянию на конец февраля оценивается в 150-200 млрд руб. Ранее министр связи Николай Никифоров высказывал мнение, что техническая возможность для приватизации Ростелекома появится в 2015 году.

Судя по данному сообщению, МЭР предлагает государству полностью выйти из капитала Ростелекома. Планы по приватизации формируются обычно в период от года до трех лет до начала процедуры передачи актива в частную собственность. Ростелекому потребуется определенное время для завершения присоединения активов Связьинвеста и оптимизации структуры их управления. Таким образом, 2015 год действительно представляется наиболее ранним сроком для старта данной процедуры. Вероятно, к тому времени конъюнктура фондового рынка полностью нормализуется, и пакет удастся продать по привлекательной для государства цене.

Однако размер предлагаемого к приватизации пакета, на мой взгляд, небесспорен. К примеру, в немецком Deutsche Telekom и французском France Telecom государства держат пакеты акций в размере выше блокирующего, хотя и ниже контрольного. Норвежская Telenor и шведско-финская TeliaSonera контролируются правительствами. Таким образом, по примеру других стран российскому государству было бы разумно сохранить хотя бы блокирующую долю в Ростелекоме, как крупнейшем операторе фиксированной связи, который также может выступать агентом по реализации государственной политики в области телекоммуникаций. Таким образом, я не исключаю, что предлагаемый размер приватизируемого пакета в Ростелекоме может быть оспорен другими ведомствами.

Важным вопросом является то, каким образом будет сформирована структура управления приватизированной компанией. При сохранении значительной доли государства (также, если предположить, что свой пакет в 10,7% к тому моменту продолжит держать Аркадий Ротенберг) интересы крупнейших акционеров и вообще процесс управления компанией были бы более понятны и предсказуемы для инвесторов.

Кроме того, приватизацию необязательно проводить путем прямой продажи акций инвесторам. Я не исключаю варианта внесения государственной доли в Ростелекоме в ту или иную холдинговую компанию, в которой государство может получить если не контрольный, то блокирующий пакет и за счет этого даже усилить свое влияние и на другие телекоммуникационные компании России. Напомню, что в прошлом СМИ говорили о возможности внесения пакета Константина Малофеева в единый холдинг с долей в Мегафоне и Скартеле. Так или иначе, холдинг Garsdale был сформирован уже без участия Малофеева.

Вместе с тем приватизация государственных активов производится с целью пополнения федерального бюджета, а вариант с внесением госдоли в Ростелекоме в ту или иную холдинговую компанию в общем случае не подразумевает получения государством денежного дохода. Поэтому не менее вероятен вариант с продажей лишь части государственной доли, которая могла бы составить, скажем, 25%.

В 2011 году поступления от приватизации государственного имущества в федеральный бюджет не превысили и 114 млрд руб., поэтому продажа хотя бы 25% акций Ростелекома и ряда других госактивов должна внести довольно существенный вклад в пополнение консолидированного бюджета РФ.

Аналитик независимого аналитического агентства Илья Раченков

Оригинал материала: investcafe.ru/blogs/bestaten/posts/26173