На Google в России подали в суд за нарушение тайны переписки

66

Житель Екатеринбурга Антон Бурков, заведующий кафедрой европейского права Гуманитарного университета (негосударственный вуз, создан в 1990 году), подал иск к Google в Замоскворецкий районный суд Москвы. Истец требует запретить компании читать его личные электронные письма и взыскать 50 тысяч рублей за нарушение тайны переписки, сообщили «Известия». Рассмотрение иска Буркова к Google назначено на 16 февраля 2015 года.

По мнению истца, робот поисковика Google фактически следит за пользователями – сканирует частную переписку, анализирует интересы и потребительские предпочтения, после чего формирует рекламные объявления. «Некоторое время назад я заметил, что мою переписку в Интернете читают, и это был не кто иной, как робот компании Google. Я стал обращать внимание на то, что вскоре после того, как я писал электронные письма, на страницах Google появлялась реклама с близкими к тематике письма товарами и услугами», — рассказал Бурков.

То, что почтовые ящики Gmail сканирует робот, давно не тайна. Похожим образом поступает не только Google. С подобными исками сталкивались Facebook, Apple, Microsoft и другие глобальные IT-компании. А после разоблачений экс-сотрудника Агентства национальной безопасности США (АНБ) Эдварда Сноудена о существовании программы по перехвату американскими спецслужбами персональных данных пользователей сервисов и устройств, компаниям приходилось оправдываться на весь мир. Так, участие в разведывательной программе сбора персональных данных PRISM (Program for Robotics, Intelligents Sensing and Mechatronics) они до сих пор отрицают, утверждая, что пользовательские данные раскрываются только по суду.

Первый иск против Google по обвинению в нарушении тайны переписки был подан в США в 2010 году, и затем он был объединен с аналогичными исками в одно производство с перспективой сделать иск коллективным, т.е. касающимся интересов всех граждан США, использующих сервисы Google.

Для защиты Google сослалась на некий прецедент судебного разбирательства 1979 года, связанного с перехватом телефонных переговоров: «Человек не имеет оснований ожидать приватности информации, которую он добровольно передал третьей стороне».

По мнению Google, анализ электронных писем для последующего показа рекламы является стандартной процедурой для почтового сервиса, ничем по сути не отличаясь от проверки на спам и вирусы. Даже обыкновенная сортировка и поиск по архиву писем самим пользователем станут невозможными, если суд примет позицию истцов, предупредила компания.  Однако этот довод ответчика американский суд отклонил.

Ключевой момент дела – действовала ли компания с согласия пользователей. Суд констатировал невнятность формулировок правил использования сервисов и политики конфиденциальности Google, которые, по мнению суда, не только не дают пользователям ясного представления об обработке сообщений, но, напротив, скрывают факт такой обработки.

В апреле 2014 года Google замечания учла, добавив в условия использования следующий пункт: «Наши системы автоматически анализируют ваш контент (в т.ч. электронные письма), чтобы предоставлять информацию, полезную вам».

Пользователи должны знать о сканировании почты Gmail, поскольку этот факт общеизвестен, считает компания, так что их согласие на обработку писем подразумевалось самим фактом отправки сообщения. Суд 2010 года первоначально отклонил и этот довод Google, но при рассмотрении ходатайства компании против придания иску статуса коллективного в марте 2014 года признал, что пользователи других сервисов вполне могли знать о правилах Google – например, из многочисленных публикаций СМИ.

В российском представительстве Google, разумеется, не отрицают сканирование переписки, однако утверждают, что данные пользователей защищаются от несанкционированного доступа посторонних. «Наши системы анализируют контент и электронные письма автоматически. Благодаря этим данным, мы улучшаем работу сервисов, в частности, обеспечиваем безопасность наших пользователей, выявляем спам и вредоносные программы, — говорится в заявлении компании. — Мы постоянно совершенствуем способы сбора, хранения и обработки информации. В частности, ограничиваем нашим сотрудникам, подрядчикам, агентам доступ к данным, а также при помощи SSL-шифрования и системы двухэтапной аутентификации защищаем пользователей от возможных попыток изменения, раскрытия или уничтожения хранящихся у нас данных».

С декларациями Google, заметим, не согласуются как минимум два факта.

Во-первых, в августе прошлого года Google раскрыла личность пользователя электронной почты Gmail, в ящике которого обнаружились детские фото порнографического характера. Сотрудники Google заметили криминальные изображения в электронном письме 41-летнего жителя Хьюстона Джона Генри Скиллерна (John Henry Skillern), которое тот послал своему другу. Вначале Google сообщила о находке службе по защите детей, а те, в свою очередь, известили полицию. Обнаружил следы преступления не робот, следует из сообщения агентства.

Во-вторых, Google почему-то сделала исключение для пользователей Gmail в вузах США и не сканирует их почтовые ящики.

Россия предпринимает усилия для защиты персональных данных своих граждан  — с 15 сентября 2015 года они должны храниться на территории России (закон подписан президентом в конце прошлого года. Сотрудникам государственных организаций под угрозой штрафа запрещено использовать информационные системы, технические средства которых размещены за пределами России.

Причина — в стремлении государства защитить информацию, в том числе персональные данные (ПД) граждан РФ. «За эти данные производители товаров и услуг, не скупясь, платят уже реальные деньги. Это многомиллиардные сделки. Кстати, именно большое количество сервисов в Интернете потому и бесплатны, что собранные данные о пользователях можно продать значительно дороже, чем стоит сам сервис. Когда человек окружён устройствами и сервисами, собирающими, в том числе тайно, информацию о нем, нет никакой проблемы в том, чтобы узнать о его интересах и пристрастиях. Такая информация уже позволяет манипулировать мнением и действиями людей», — говорил ранее в интервью D-Russia.ru помощник президента Игорь Щёголев.

Та же проблема беспокоит Европу. Ранее в январе комиссар ЕС по вопросам цифровой экономики Гюнтер Эттингер (Günther Oettinger) раскритиковал американские компании, работающие в Европе, за низкий уровень защиты ПД и за выгрузку всех данных на зарубежные серверы. Решение, по его мнению, состоит в установлении общих для Евросоюза правил по защите ПД. Еврокомиссия намерена огласить свои планы по созданию единого цифрового рынка к маю.

В Европе, к примеру, реализовано право человека «на забвение в Интернете». Россия подобные нормы еще только вводит.  В мае прошлого года Европейский суд обязал Google удалять из поисковой выдачи данные пользователей, которые обратились с соответствующей просьбой в эту корпорацию. В октябре Google отчиталась о выполнении этого постановления. Согласно отчету, за период с 29 мая, когда компания начала удалять ссылки, к ней поступило 144 954 запроса на удаление данных, касающихся 497 695 ссылок. Из них Google удалила 42%, отказав в удалении 58% ссылок. Исполняя решение Европейского суда, Google сделала для жителей Европы веб-форму, с помощью которой можно отправить запрос на удаление результатов поиска из поисковой системы.

Google, в свою очередь, активно мешает попыткам государств прекратить практику использования персональных данных для извлечения прибыли. Компания, например, удалила из своего магазина приложений для мобильной операционной системы Android специальное расширение для браузера, позволявшее блокировать наблюдение за пользователем. А соглашение, принимаемое пользователем Gmail, может быть изменено компанией в одностороннем порядке – например, последнее изменение имело место около месяца назад, пользователей о нём специально не извещали.

Ещё одно — Google в России вызвала подозрения в уклонении от уплаты налогов. Например, владельцы сайтов – пользователи системы контекстной рекламы AdSense имеют в контрагентах не российскую компанию, учрежденную Google, а представительства в других странах, в частности, Google Ireland. История с неуплатой Google налогов хорошо известна также европейцам. Да и в США Google пытается платить как можно меньше: уводом прибыли в офшор компании удавалось добиться «льготного» 5-процентного налогообложения.

Положение осложняется тем, что миллионы граждан многих государств попали в реальную зависимость от сервисов Google – в частности, от Gmail. Это чрезвычайно удобная и надёжная почтовая служба. Кроме того, несмотря на обильные разговоры об импортозамещении, средств миграции с Gmail в России нет, и их появление в ближайшее время маловероятно.

В Китае в отношении Google проявляют решительность – многие сервисы либо запрещены (например, YouTube), либо работают с серьёзными ограничениями (поиск). Прецеденты блокирования Gmail также имеются.