Миллион и он, или Успехи современного мурзилководства

296

Он свято верит, что он — не он,

А ещё миллион — и он,

И каждое слово его — миллион,

И каждый шаг — миллион.

Александр Галич, «Белая вошь».

Социальный прогресс в Интернете не стоит на месте. На смену троллям-людям, подрывающим бизнес и репутацию жертв путём массированного размещения гадостей в Сети, пришли боты-программы, делающие то же самое и немного больше. Автоматизация троллинга потребовала привлечения государственных ресурсов. Она грозит изменением концепции информационных войн, что довольно опасно. Но повлияет ли новая реальность на социальный климат в Интернете и в стране? Автор пытается доказать, что нет.

Антисоциальные сети

Поводом к созданию этого текста послужила заметка д. ф. н., проф. Владимира Шалака «Если пузыри надувают, они обязательно когда-нибудь лопнут» от 8 октября 2015.

Рекомендую прочитать. Для тех, кто этого не сделал, кратко перескажу основную мысль статьи, как я её понял. Автор обнаружил в социальных сетях интересное явление: быстрый, на сотни тысяч, рост числа френдов-фолловеров за счёт «спящих», содержащих не более трёх записей, аккаунтов. Накрутка прошла одновременно, в конце августа 2015 года, у СМИ и политиков оппозиционно-либерального толка. Проведя математическое исследование, Владимир Шалак весьма убедительно доказал, что живыми людьми орда френдов-фолловеров быть не может. Это боты. А накрутка числа подписчиков проведена программно. Разумеется, автор задался вопросом: «зачем»? Вот его выводы:

«…Ближайшие крупные выборы в России состоятся осенью 2016. Это будут выборы в Государственную Думу РФ. Вполне возможно, что мы имеем дело с подготовкой именно к ним. Если это так, то начавшаяся подготовка учитывает многие недочеты осени 2011, и мы должны быть готовы к началу сильнейшей информационной войны, которая начнется менее, чем через год.

Представим себе, что программы, управляющие ботами, будут настроены на такие ключевые слова – митинг, пикет, демонстрация, фальсификация, подтасовка, обман, арест, полиция, жулье, кремляди и др. Зная направленность редакционной политики «Медузы», «Эха Москвы», «Дождя», BBC и др., можно предположить, что в их лентах будут появляться сообщения, содержащие эти слова. Боты начнут их автоматически ретранслировать, добавляя теги типа #выборы, #дума, #кремль, #протест и др. Twitter просто взорвется такими сообщениями, которые будут одновременно опубликованы и в других социальных сетях. Само «Эхо Москвы» или «Дождь» не будут иметь к этому никакого отношения. Им будет всего лишь отведена роль создателей информационных поводов. Можно быть на 100% уверенными, а это мы видели на примере украинских событий, что на следующий день все западные СМИ со ссылками на социальные сети сообщат, что в России творится черт знает что. В свою очередь, об этом сообщат уже наши СМИ, и опять же подхватят и растиражируют социальные сети. Социальная шизофрения будет только нарастать…»

С обоими выводами Владимира Шалака я полностью согласен: так всё и будет. Для значительной части либерально настроенной элиты РФ в своё время стало неприятным шоком то, что ни коллективный Запад, ни Восток, не спешат раскрывать России объятия, видя в нас, в первую очередь, потенциально перворангового конкурента. Со всеми отсюда вытекающими последствиями, вплоть до желания установить в России удобную для себя форму правления или привести к власти угодных себе политических лидеров. Последние действия властей РФ многим в мире явно не нравятся: до санкций дошло. Следовательно, информационная война обязательно будет, и уже идёт.

При этом государства действуют по трафарету; успешный опыт тиражируют, и от добра добра не ищут. Получилась твиттерная революция, она же арабская весна 2010-2011 гг. — применят везде. Не говоря уже об опыте двух украинских Майданов. Политические интернет-технологии применялись и применяются против РФ; в выборные 2016 и 2018 годы масштаб их применения явно усилится. А в Windows и Google есть шпионско-боевая часть. Она очень маленькая, и в мирное время её нет. Но если очень надо, то есть. Ничего нового уважаемый Владимир Шалак тут не открыл. Зато он сумел поймать за руку момент подготовки и развёртывания антисоциальных сетей, направленных на дестабилизацию общества. Считаю это главным достижением его статьи.

Мы знаем и любим наш добрый народ

Другое дело, что я категорически не согласен с Владимиром Шалаком в том, что сценарий «берёзового Майдана», организованного с помощью интернет-политтехнологий может оказаться в РФ хоть сколь-нибудь успешным. Необходимым условием революции в нынешней России является мировая цена на нефть по 5 долларов за баррель. Добавка интернет-политтехнологий делает условия достаточными. Только вероятность развития реальности в эту сторону крайне мала. Что я постараюсь показать ниже.

На мой взгляд, Владимир Шалак учёл не все факторы. Во-первых, процесс не рассмотрен в динамике. Меж тем, история троллинга (целенаправленного разрушения бизнеса и репутации жертвы путём массированных публикаций про неё гадостей в Сети) в России насчитывает более 20 лет. В реальности это одно поколение, но в Сети генерации сменяются в среднем за четыре года. Первые тролли, коим сейчас в реале по 45-50 лет, с точки зрения социальных процессов в Интернете — прапрадедушки. И это новый опыт. Ведь у обычного человека все старшие родственники в пятом поколении, коих 16 штук, давно мертвы. Он с ними не то что не общается, а знать не знает. К прадеду-прабабке на могилу ещё приедет: к одному-двум из восьми, и раз в 10 лет. А дальше «тьма веков». В Интернете же реликты не только живы, но и содержательно общаются. Заметки вот пишут.

Как и всякая инновация, сетевой троллинг зародился в частном секторе, и сначала использовался для сведения счётов между частными людьми и их группами поддержки. Не буду излагать здесь всех перипетий его истории. Это уже сделано, причём человеком гораздо более компетентным — русским философом и писателем Дмитрием Евгеньевичем Галковским. Интересующимся советую почитать:

Дмитрий Галковский ещё в 2003 году ввёл для работающих по заказам государства или частных лиц анонимных сетевых троллей термин «мурзилка». Конечно, имелся в виду не детский журнал, хотя он тоже, а первоначальное значение слова. Мурзилками в России называли дрессированных медведей. Тех, что цыгане водили на цепи по ярмаркам, и за деньги заставлялипод балалайку плясать. А ещё накачивали их водкой, и за отдельную плату предлагали всем желающим побороться с хозяином леса. Дрессура была крайне жестокой; били страшно; более четырех лет зверь не жил. Бедный медведь реветь боялся; лишь ворчал, издавая звуки, похожие на мурлыканье гигантского кота — мурзился. Отсюда и мурзилка. А кто и зачем в СССР так журнал для русских детей назвал — надо смотреть и думать. Пьяные дети на цепи, пляшущие под балалайку — явная пропаганда педофилии. За неё в РФ надолго и поделом в тюрьму сажают. Это я к тому, что ничто не ново под Луной: в СССР государственный пропагандистский троллинг определённых социальных групп процветал. Хотя и не был сетевымиз-за отсутствия Интернета.

К сожалению, термин «мурзилка» для обозначения анонимных интернет-троллей в широких народных массах не прижился. Дразнилка хорошая, если знать подоплёку, но, думаю, Галковский немного перемудрил. Наш добрый народ, который мы знаем и любим, в такие тонкости входить не хочет. Что и правильно. Но за 12 лет, прошедших с момента введения термина (а в Интернете, повторюсь, это три поколения), русские поняли главное, к чему вёл Дмитрий Галковский: при общении в Интернете надо соблюдать элементарную социальную гигиену! Руки перед едой, то есть перед разговором, мыть.

Это очень просто. Пишет вам человек; неважно, что. Кто таков? Одним щелчком мыши открываем его аккаунт. А там, как сказал Владимир Шалак: «менее трёх записей». Что же, как говорят нынче в Интернете: «усё ясно». До свидания, мурзилка! Никогда я не стану обращать на твои мысли, глупые они или гениальные, никакого внимания. Проверка занимает гораздо меньше времени, чем нужно, чтобы прочесть этот абзац.

При этом является ли аноним программным ботом или живым троллем — мне без разницы. Если хотите со мной общаться, то: «Гюльчатай, открой личико». Я же открыл. Скрываетесь, боитесь чего-то — ради Бога, оставайтесь неизвестным сетевым солдатом. У нас свобода. Только она работает в обе стороны: у вас право анонимности, а у меня право считать, что всерьёз разговаривать с карнавальными масками глупо. У меня более 2900 френдов; скоро в Роскомнадзор сдаваться. Анонимов среди них нет или очень мало. За что же мне, старому толстому троллю, такие наказания — на виртуальном карнавале плясать? Здоровье уже не то, да и не по чину. Чай, не мурзилка на цепи. Жёстко? Возможно. Зато эффективно. И гуманно: в реальности гигиена ведёт к геноциду бактерий, а в Интернете анонимов и ботов всего лишь не замечают, но при малейшей неадекватности поведения банят. «Да здравствует мыло душистое и полотенце пушистое»!

Бумеранг

Конечно, азами сетевой гигиены овладели далеко не все из 60% населения РФ, что активно пользуются Интернетом. Для многих старые сценарии ещё работают, иначе наши заклятые геополитические друзья не тратили бы на них ресурсы. Тем не менее, второй, и главный фактор, упущенный Владимиром Шалаком: русские стремительно умнеют. В чём заслуга Интернета велика и неоспорима. Мы становимся политически искушённее и культурнее; на мякине не проведёшь.

Вспомним, что 20 лет назад, на президентских (!) выборах 1996 года, голос избирателя легко можно было купить за бутылку водки. Тем, кто на бутылку уже заработал, по телевизору показывали кирпич. Буквально. Мол, голосуй не голосуй — всё равно проиграешь. Тогда дешёвая пропаганда подавалась как гениальный PR, и была им. В 2011-2012 гг. весь PR куда-то в одночасье сдулся: пришлось демонстрантам противопоставить ОМОН. А сейчас, в конце 2015-го, про «волшебника Чурова» и «146%» открыто говорят в социальных сетях депутаты Госдумы от правящей партии. Вот беда-то какая: не желает больше «пипл хавать» — поперхнулись.

Произошло это из-за того, что СССР оставил нам страшное наследие: атомизацию общества. Советские люди за свою жизнь неоднократно видели не только политические репрессии, но и развенчание вчерашних кумиров в стиле: «оказался наш отец не отцом, а сукою». А люди-то не дураки: о безопасности себя и своих близких заботятся. Самым разумным в СССР было прикидываться дурачками и юродивыми. Относиться к политике, как к опасному приколу: чураться любых намёков на объединение и действия, сводя всё к шутовству. На словах «одобрямс политики партии», а в кармане — фига. Её в декабре 1993-го на первых в РФ парламентских выборах ошарашенные демократы и получили: кто лучше всех клоунничал — тот и выиграл: умница-Жириновский. Как орал тогда в прямом эфире несчастный Юрий Карякин: «Россия, одумайся, ты одурела!» А может, сдурел кто-то другой, например, советские деятели культуры, за два месяца до этого одобрившие расстрел Парламента из танков? Русские после советской власти стали зверушками весьма опасливыми. Но демократам это в голову не пришло, отчего они власть и потеряли.

Кровавая политическая клоунада в РФ отнюдь не закончилась с приходом к власти товарища Путина. Если вспомнить, он в 1999-2000 гг. с приколов и начинал: «мочить в сортире»; «она утонула», «пришлём доктора» и т.д. Перелом произошёл на президентских выборах 2004 года: перлы и приколы вдруг кончились. Потому что электорат перестал их воспринимать. Далеко не случайно, что изменение политической риторики почти совпало с датой формулировки принципов гигиены в Интернете. Ведь в это время окончательно вымерло первое полностью советское поколение 1920-1930 гг. рождения. А дееспособные поколения русских, во многом благодаря Интернету, совершили огромный качественный скачок в гуманитарном образовании. Грубая риторика потеряла своего адресата; над ней стали смеяться. Как и над неуклюжими действиями власти.

Основная коллизия предстоящих выборов 2016-2018 гг.: народ (электорат) гораздо образованнее своих властителей. Причём процесс трагического разрыва в образовании явно набирает ход: мем «волшебник Чуров» возник в 2011-м, а мемов 2016-2018 гг. я жду с некоторым содроганием. Социальный прогресс в Интернете бьёт по нынешним властям РФ бумерангом: все попытки придушить и ограничить политическую активность в Сети возвращаются к ним через изменение повестки дня. Вроде возвращение в 2012-м прямых выборов глав субъектов Федерации (губернаторов).

Но ровно по той же причине — образованности и повышения уровня политической искушённости и культуры русских — влияние на исход выборов внешних сил с большой вероятностью будет малозначительным. Сейчас русские, наконец, разобрались, как родная власть нас дурит, и какие методы борьбы с охмурением эффективны. Тем проще понять, как пытается нас дурить власть чужая. Зарегистрировали охмурители миллион спящих аккаунтов; вложились, немало потратили. А русский, прирождённый актёр и ехидна, им в ответ Галича из эпиграфа перефразирует:

Он свято верит, что он — не он,

А ещё миллион — и он,

Но ему в ответ: «Пошёл вон, шпион!

Не пойдём к тебе на поклон»!

В том-то и дело, что русские — не арабы, и даже не украинцы. Русские — великий народ. Подвергаясь физическому истреблению и насильственному оглуплению в течение 75 лет советской власти, русские, тем не менее, в условиях самомалейшей свободы всего за 20 лет смогли подняться от африканской политической культуры СССР до солидной Восточной Европы. Да, это не уровень ЕС и США. Но, учитывая стартовые условия 1991 года, это настоящий подвиг! Возможно, даже латиноамериканизации политики, к которой власти РФ вели 20 лет, удастся избежать. Хотя я в том не уверен.

Не хотите кормить свою интеллигенцию — будете кормить чужую

Возникает, однако, ехидный вопрос: что дальше? Интернет и социальные сети — всего лишь инструмент. Посложнее топора, но суть та же: можно использовать как во зло, так и во благо. Топором можно дом построить, а можно, как сказал Ф. М. Достоевский, и старушку пришить. Пример использования инструментария социальных сетей во зло дал выше Владимир Шалак. А я скажу про благо: после 75 лет жизни с кляпом во рту русские наконец-то стали учиться разговаривать друг с другом.

Процесс идёт трудно. Часто доходит до смешного. Например, один либеральный журналист написал мне в Фейсбуке: «Павел, вы не существуете». Так и сказал; прямо по М. А. Булгакову. Так происходит потому, что верхи интеллигенции в РФ остаются всё ещё глубоко советскими. В нормальных условиях интеллигенция призвана обеспечивать диалог между различными социальными группами. Но советская интеллигенция не умеет разговаривать, а значит, эту важнейшую общественную роль играть не может. Советские интеллигенты — это партийные пропагандисты с «цитатником Мао» в седых головах. Неважно, какой цитатник: либеральный, коммунистический, националистический. Главное – уничтожить оппонента. Чтобы не существовал. Советская дискуссия — это когда четверо бьют одного, связанного и с кляпом во рту. А пятый, временно уставший, сидит напротив избиваемого и поучает его «за философию».

В Интернете верёвок на оппонентах нет. В результате возникает разрыв между образованным и культурным русским читателем и поучалкиным-мракобесом, советским писателем. Год от года пропасть расширяется. Что губительно, в первую очередь для советской интеллигенции: её просто перестают читать и слушать. Да и не жаль: нынешнее нищенское и презираемое положение вполне заслужено. Пример: в 2015 году лауреатом премии «Большая книга» в год литературы стал роман Гузель Яхиной «Зулейка открывает глаза». Не читал, но не осуждаю: наверное, хорошая вещь. Только русским про Зулейку в ГУЛАГе не интересно. Им интересно про Ивана на Донбассе, в крайнем случае, про Ивана-дальнобойщика на трассе. Но советская интеллигенция этого не понимает.

Да и чёрт бы с ней! Плохо то, что наш добрый народ, традиционно не входящий в тонкости, перестаёт читать и слушать вообще. Политическая культура нащупывается им вслепую. А это чревато. Украинские события разбудили зверя русского национализма. Он отчаянно нуждается в культуртрегерстве, которое в первую очередь должно происходить в социальных сетях, где зверушка живёт. Но этого нет. А с неприрученным зверем русские могут наломать дров.

Лишь в последнее время здесь наметился позитивный перелом. Возникли центры кристаллизации вокруг лидеров мнений. Так, я веду в Фейсбуке по пятницам виртуальный литературно-публицистический салон. Еженедельно публикуется большой текст, затем он обсуждается. Данный текст тоже вывешен и обсуждён. Примерно то же стали делать все уважающие себя «тысячнеги». А перелом я почувствовал, когда такие посты стали ждать. Пропустишь пятницу — френды интересуются: где текст, не случилось ли чего. Полагаю, структурирование социальных сетей-связей является частью более масштабного процесса: первичного структурирования общества. 1990-е были годами распада и первоначального накопления; нулевые — временем стабилизации; а десятые станут периодом починки сломавшихся социальных лифтов. В том числе, и в культуре. Таков первый тренд.

Но есть и второй. Массовый Интернет пришёл в Россию в районе 1995-2000 гг. Причём сразу с прототипами социальных сетей (ФИДО, гестбук), и с сетевыми играми (ММОРПГ). Это дало русским пользователям огромные возможности для самовыражения и социального взаимодействия. Каждый мог стать сам себе журналистом и писателем. Как будто после 75-летней засухи на пустыню обрушился тропический ливень. Оазисы, правда, сразу не возникли: сначала, как водится, потекла жидкая грязь. Сейчас она постепенно смывается, но я о другом.

В 2015 году достигнут совершеннолетия – и выйдут на социальную арену первые из тех, у кого компьютер с Интернетом были с рождения. А любой психолог подтвердит: если у человека есть что-то с рождения, он воспринимает это не как благо, а как данность. Владимир Владимирович, но не тот, а Маяковский воспринимал ванну как чудо: «Это — ванная называется». В 1970-х я слышал с телеэкрана ворчание деревенских жителей: мол, городские зажрались: в ванне моются; а они-то всю жизнь в корыте. А что будет, если про корыто скажут в эфире сейчас? Зритель, у которого ванна с рождения, справедливо решит, что на телевидении кто-то сошёл с ума. Или что это юмористическая передача. В любом случае, социальный упрёк не попадёт в цель, даже если у крестьян ванны нет (а иногда её и вправду нет). В Россию сегодня и навсегда пришли те, для кого Интернет и социальные сети — лишь удобство. Их поведенческие установки от менталитета остального социума отличается радикально. Потому что бытие во многом определяет сознание, как учат нас философы-материалисты. Каково сознание у нового бытия? Оно пока что молодёжь, но скоро это изменится. А лет через 20-30 люди придут к власти. Что за люди?

Игроки. Вот поведенческая доминанта «племени младого, незнакомого». Накачена наполеоновская мышца. Родион Романович Раскольников, удачно замочивший старушку и сумевший обмануть Порфирия Петровича. Он только что вышел от следователя со справкой о снятии всех обвинений. А то, пока под арестом сидел, его из университета выгнали и стипендию задолжали. Надо восстановить справедливость. Бумажку получил и усмехается: «Во следак нуб!» Такая игра ему нравится.

Разумеется, я утрирую. Но серьёзных социологических исследований о приходе этих монстров, поколения Z, в России я не видел. А исследовать есть что. Например, они абсолютно не подвержены пропаганде, в том числе сетевой. Ведь у них большой опыт, и как следствие, сильный иммунитет. Подойдёшь к такому:

— Демократия — замечательная вещь.

А в ответ:

— Да ладно! В EVE [известная ММОРПГ] у каждого строя свои плюсы и минусы. Для экономики демократия, конечно, хороша, но для милитаризации и мобилизации — отстой. Чтобы так гамиться, надо успеть развиться. Либо повезти должно нереально, либо для опытного задрота-фаната. Я только на старте ввожу, чтобы по экономике подняться. А потом сразу фашизм, и не мучаюсь. Или монархию.

Или подойдёшь к нему:

— Знаешь, парень, а Бог-то есть.

А он в ответ:

— Конечно! В WOW [известная ММОРПГ Warcraft] все ждут выхода очередного аддона. Намёков от разрабов тонны. Но, в общем, народ склоняется к тому, что будет Пылающий легион с Древними богами в виде полководцев. А может, «из вод поднимется, и останется Город Грехов Ниалот вместе со своим богом Н’зотом». Эх, вот бы завалить, да полутать такого! Только хаи зубы точат; не дадут ведь, зверьё ветеранское.

Вот кого надо бояться, а вы о спящих аккаунтах. Меж тем, зверушкам скучно; они хотят перейти к идее квесто-строительства. Когда за выполнение заданий (чьих?) в реале будет капать игровой опыт. Или наоборот: за достижения в играх можно будет получить вполне реальные блага. С использованием то ли запрещённой в РФ, то ли нет, криптовалюты биткоин. А то и с прямым обменом игровых валют на реальные деньги.

Эти съедят всех. И мной закусят.

Об авторе: Павел Чувиляев — писатель, бизнесмен и журналист.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов, представленных в рубрике «Эксперты»