Макиавелли, Хаксли и управление Интернетом

40

Трактат флорентийца Никколо Макиавелли «Государь», в котором описываются методология захвата власти, методы правления и умения, необходимые для идеального правителя, был написан в 1513 году, и сегодня — 500 лет спустя — представляется уместным вспомнить о нем и посмотреть, чем он мог бы быть нам полезен в текущих спорах, касающихся управления Интернетом.

В 1958 году английский писатель Олдос Хаксли публикует свою психологическую книгу «Возвращение в дивный новый мир», где он делает некоторые прогнозы относительно будущего демократии и общества в целом. Его тоже стоит вспомнить 55 лет спустя, чтобы увидеть, что он сможет нам посоветовать в вопросах управления Интернетом.

Ссылки на конкретную главу и раздел «Государя» имеют форму «(М, V-1 )». Ссылки на «Возвращение в дивный новый мир» оформлены в форме «(Н, 23)» , где указан номер страницы книги из серии «Vintage Classics» 2004 года. Все цитаты выделены курсивом. Очень вольный перевод «Государя» мой собственный: я заменил некоторые термины, например, «предприятие» и «компания» вместо «государство», чтобы сделать максимы Макиавелли более соотносимыми с управлением Интернетом. Я также немного позаимствовал из своей книги «Босс: правление по Макиавелли».

 800px-Regional_Internet_Registries_world_map.svg

Map of Regional Internet Registries

Когда Вы приобретаете предприятие, которое привыкло жить по своим правилам, и хотите управлять им, то это можно сделать тремя способами: 1) разрушить; 2) управлять лично; 3) позволить ему дальше жить по его собственным законам, назначив туда своих людей, которые будут обеспечивать его дружественность (M, V-1).

Те, кто знаком с историей управления интернета, знают, как ранее независимым сообществом управляли, используя способ №3: были назначены избранные люди, лоббирующие определенные интересы и доминирующие в обсуждениях вопросов по интернет-управлению.

Мы должны исследовать, есть ли у правителя достаточно власти, чтобы он мог, в случае необходимости, остаться во власти один, или он будет всегда нуждаться в помощи других…. Во втором случае можно сказать только одно — правитель должен укрепить свои собственные объекты и игнорировать внешние силы. И каждый, кто имеет хорошо укрепленные  собственные объекты … будет атакован только с большим уважением, потому что люди всегда враждебны по отношению к предприятию, которое испытывает трудности, но при этом им нелегко атаковать кого-то, кто защищает свою сферу влияния … (М, X-1).

Вспомните, как США и их союзники защищают, укрепляют и усиливают существующие механизмы, которые они называют «успешной действующей моделью многостороннего управления Интернетом», и, по сути, игнорируют все призывы к значительным переменам. И заметьте, как осторожны призывы к этим значительным переменам, и носят они всего лишь предварительный характер.

… лучше, чтобы тебя любили, но не боялись или боялись, но не любили? Ответ – и то, и другое, но, поскольку и то, и другое одновременно невозможно, намного более безопасно, чтобы боялись, а не любили, если нужно выбрать одно из двух (M, XVII-2.)

Тем не менее, надо сделать так, чтобы боялись, но — если не получается, чтобы любили – то хотя бы не испытывали ненависти. Потому что можно легко бояться и не испытывать ненависти, что будет всегда иметь место, если не брать то, что дорого подданным (М, XVII-3).

Можно задаться вопросом, к каким реакциям может привести нарушение конфиденциальности, случившееся в результате различных односторонних всепроникающих программ наблюдения (как, например, программы АНБ США), преодолевающим естественный страх перед угрозой существующему статус-кво.

Каждый знает, как похвально держать свое слово и полагаться на честность, а не на хитрость. Тем не менее, опыт показывает, что в наше время те, кто достиг многого, не особенно заботились о своей порядочности, использовали хитрость, чтобы манипулировать умами людей, и, в конце концов, им удалось превзойти тех, кто полагался на честность (М, XVIII-1).

Те, кто знаком с историей управления Интернетом, помнят неоднократные обещания правительства США, что оно в ближайшее время уступит свои надзорные функции по некоторым аспектам управления Интернетом и предоставит другим правительствам соответствующие роли.

В своей пропаганде сегодняшние диктаторы рассчитывают по большей части на повторение, подавление и рационализацию — повторение ключевых слов, которые, как им хочется, должны быть приняты как истинные, пресечение фактов, которые они хотели бы проигнорировать, возбуждение и рационализация чувств, которые могут быть использованы в интересах Партии или Государства (H, 48).

«Всякая эффективная пропаганда,-  писал Гитлер,- должна быть сведена к минимуму необходимых понятий, которые должны выражаться несколькими стереотипными формулировками». Эти стереотипные формулировки должны постоянно повторяться, так как «только постоянное повторение, наконец, преуспеет в том, чтобы отпечатать идею в память толпы» (H, 57).

Постоянное повторение ключевых слов «успешная действующая модель многостороннего партнерства» является хорошим примером этой техники. Действительно, при составлении проекта документа по вопросам управления интернетом, они не станут чем-то необычным для включения почти в каждый пункт текста.

Сравните это с минимизацией обсуждения того, что расходы на подключение к Интернету в развивающихся странах гораздо выше, чем в развитых странах, вследствие чего проникновение Интернета здесь значительно ниже.

И вспомните, как до разоблачений Эдварда Сноудена было принято совмещать любую критику статус-кво с требованием наложить цензуру, задушить свободу слова, и т.д. Типичное пробуждение и рационализация чувств. Это бесконечно повторялось в различных блогах и дискуссионных форумах онлайн.

Все утверждения должны быть сделаны без каких-либо оговорок. В картине мира нет серых тонов, все либо дьявольски черное или небесно-белое. По словам Гитлера, пропагандист должен принять «систематически одностороннее отношение ­к каждой проблеме, с которой нужно иметь дело». Он никогда не должен признавать, что мог быть неправ, и что кто-то с иной точкой зрения мог быть даже частично прав. С противниками не следует спорить; их нужно атаковать, перекрикивать, или, если они доставляют слишком много неприятностей, ликвидировать (H, 58).

Пропагандист по своему усмотрению связывает выбранный им продукт, кандидата или причину с некой идеей, неким имиджем человека или образом вещи, которые большинство людей в данной культуре несомненно расценивают как нечто хорошее. (H, 105)

Вспомните, как выражение «свободный и открытый Интернет» постоянно используется в контексте со статус-кво, потому что все (или, по крайней мере, почти все на индустриальном Западе) расценят определения «свободный» и «открытый» как что-то хорошее. Это создает ощущение того, что может быть опасно бросать вызов статус-кво, особенно учитывая минимизацию (отмеченную выше) дефектов статус-кво, таких, как чрезмерная стоимость и недостаточный доступ в некоторых регионах, повсеместное наблюдение, недостаточная безопасность, которая благоприятствует киберпреступности и др.

Правитель должен проявлять большую осторожность и никогда не говорить ничего такого, что не является воплощением добродетели, поскольку таким он представляется тем, кто смотрит на него, кто слушает его полного добродетелей. … Люди видят его таким, каким он себя преподносит (М., XVIII-5).

Остается посмотреть, как будет восприниматься поведение и заявления США, касающиеся недавних разоблачений массового наблюдения, и какие последствия это может повлечь для управления Интернетом.

Правитель должен бояться двух сил: внутренней от своих подданных и внешней от могущественных врагов. Он защищает себя от внешних угроз своими собственными силами и силами своих хороших друзей, и если у него есть достаточно сил, то у него всегда будут хорошие друзья. И никогда не возникнет внутренней угрозы, если нет внешней угрозы (М, XIX-2).

Интересно, повлечет ли внешняя критика нынешних механизмов управления Интернетом, в частности, после недавних разоблачений тотального наблюдения, внутреннюю критику, в частности со стороны частных компаний, которые опасаются, что проводимая Соединенными Штатами слежка может привести к потере бизнеса.

Если вы видите, что ваш подчиненный думает о себе больше, чем о вас, и что во всех своих действиях, он заботится больше о своих собственных благах, чего хороший подчиненный никогда не будет делать, то вы никогда не будете доверять такому подчиненному. (М, XXII-3)

Сильные страны имеют тенденцию рассматривать межправительственные организации в качестве своих подчиненных, которые в некотором смысле они и есть, потому что такие организации существуют только для того, чтобы защитить интересы своих государств-членов. В этом контексте легко понять, почему США не доверяют межправительственным организациям, таким как МСЭ, потому что эти организации не ищут пользы исключительно для США.

На самом деле, менее сильные страны склонны рассматривать США в качестве подчиненного межправительственных организаций, поскольку такие организации вырабатывают общее понимание того, что лучше для мира в целом. В этом контексте легко увидеть, как значительное число государств-членов ООН не доверяют США, потому что США не ищут блага для мира в целом.

Неинтересную правду может затмить волнующая неправда (H, 135).

Сравните ложное утверждение «ВКМЭ будет использована авторитарными государствами для захвата контроля над интернетом и ввода цензуры» с истинным «ВКМЭ не имеет полномочий ограничивать свободу слова и его целью было обсуждение необходимого обновления международных соглашений, которые способствовали работе телекоммуникаций с 1865 года и которые сыграли важную роль в развитии Интернета».

Ричард Хилл, 18 февраля 2014

Перевод DigitalRussia

Источник: newsclick.in