Как российская программа «Цифровая экономика» выглядит в сравнении с планами Китая

2164

В 2017 году в Китае принят «План развития искусственного интеллекта нового поколения», который, как и отечественная программа «Цифровая экономика», нацелен на развитие и использование новейших цифровых технологий на благо общества, государства, бизнеса.

Однако подходы Китая и России в достижении поставленных целей часто существенно различаются.

1. Китайский план – это не новая «команда сверху», а логическое продолжение реализации ранее принятых решений национального уровня и наработок в данной области. План формализует уже существующие инициативы в области искусственного интеллекта (ИИ) и существенно расширяет перечень запланированных мероприятий. Его задача – ускорить развитие ИИ и других сквозных технологий (большие данные, нейросети, квантовые вычисления, новые производственные технологии, промышленный Интернет, робототехника, технологии виртуальной и дополненной реальности). Фундамент для такого развития уже создан практически по всем направлениям: созданы микропроцессоры ИИ, обеспечено лидерство страны по числу суперкомпьютеров, побит рекорд скорости обработки информации и т.д.

Российская программа – это что-то совершенно иное, в настоящее время малопонятное как российскому бизнесу, так и обществу. Лишь направление развития программы «Нормативное регулирование» с большой натяжкой можно считать будущим фундаментом цифровой экономики.

2. Китайский план синхронизирует усилия национальных и местных органов власти, частных компаний и академических учреждений для обеспечения лидерства Китая в области ИИ при высокой заинтересованности всех участников.

Российская программа сформулирована как государственная «инициатива сверху», ответственность за выполнение мероприятий закреплена за органами власти и центрами компетенции.

3. Китайский план взаимоувязан с главными стратегическими документами Китая и дополняет их. Развитие ИИ и других сквозных технологий идёт параллельно. Для плана установлен приоритет – шестое место среди 69 основных задач, определённых центральным правительством Китая.

Российская программа фактически не увязана с другими документами стратегического планирования, такими, как «Стратегия развития информационного общества» и «Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации». Приоритетность программы условная и, вероятно, будет определяться вниманием главы государства в конкретный момент времени («ручное управление»).

4. Китай ставит перед собой самые амбициозные цели: стать «научно-технической сверхдержавой», мировым центром инноваций в области ИИ (лидером в всех областях ИИ) с активной коммерческой индустрией ИИ, и лидером в создании промышленных роботов.

В сравнении с ними российские цели больше похожи на результаты подготовительного этапа: создание экосистемы цифровой экономики России (а не «стать лидером», не «создать значимых игроков на мировом рынке» и даже не «доминировать на национальном рынке»), устранение существующих препятствий развития, повышение конкурентоспособности.

5. Китай знает свои сильные и слабые стороны и учитывает их в своём плане. Например, Китай отстает от США в аппаратном обеспечении для машинного обучения и выполнения алгоритмов ИИ, но выигрывает в контроле доступа к данным, что более важно, т.к. оборудование и алгоритмы ИИ без данных – это «дерево без корней». Поэтому план предполагает «догоняющий» подход в аппаратном обеспечении для ИИ и протекционизм в обеспечении доступа к данным.

В российской программе стратегия реализации не описана, сильные и слабые стороны страны на глобальном цифровом рынке отражены поверхностно.

6. Китайский подход к защите данных предполагает политику обеспечения контроля китайских компаний над ценными данными (вероятно, и данными пользователей из других стран тоже), в том числе за счёт хранения данных о китайских пользователях на территории страны, обязательного использования национальных стандартов Китая в областях, связанных с ИИ, включая облачные вычисления, промышленное программное обеспечение и большие данные.

Россия идёт по тому же пути.

7. Китай прилагает максимум усилий по достижению целей и уже добился ряда знаковых побед, говорящих о правильности выбранного подхода (например, в части привлечения лучших мировых специалистов в области ИИ для работы в Китае).

Китай проводит политику «приоткрытой двери», когда берёт у открытого рынка новейшие технологии и лучших специалистов, одновременно не давая иностранным компаниям закрепиться на своём внутреннем рынке. Поощряются поглощения иностранных компаний для получения доступа к технологиям, обязательным условием выхода иностранных компаний на китайский рынок всё чаще становится передача технологий. Проповедуется техно-национализм, предполагающий агрессивную защиту китайских компаний от зарубежных конкурентов и поглощений, а также обеспечивается распределение международных рынков между китайскими компаниями таким образом, чтобы они не конкурировали между собой. Усиливается контроль за исполнением государственных задач бизнесом и научным сообществом. В крупнейших IT-компаниях для этого созданы «партийные комитеты», государство покупает «управляющие пакеты» акций.

Центральное правительство Китая отбирает наиболее эффективные компании для развития национальных инновационных платформ ИИ. В ноябре 2017 года выбраны компании Baidu, Alibaba, Tencent и iFlyTek, которые должны возглавить развитие ИИ по следующим направлениям: самоуправляемые автомобили, умные города, компьютерное зрение для постановки медицинских диагнозов и распознавание речи соответственно. Известно, что в рамках этой работы Baidu создали уникальные условия в работе с производителями автомобилей, а компания Tencent получила широкий доступ к медицинским данным.

В России похожие подходы к развитию цифровой экономики только формируются.