К вопросу об объёме российского экспорта программного обеспечения

В среду НП РУССОФТ, напомним, объявило о 10 миллиардах долларов экспорта программного обеспечения из России в 2018 году. При попытке уточнить методику и детализировать данные, а также сверить их с оценками государственных организаций и других отраслевых ассоциаций выяснилось, что информации об объёме российского экспорта ПО явно недостаточно.

Представитель Федеральной таможенной службы в ответ на запрос D-Russia.ru сообщил, что ФТС не может ни подтвердить, ни опровергнуть никакие данные об экспорте ПО, т.к., во-первых, на таможне поставки ПО не фиксируются по причине отсутствия у этого товара кода ТНВЭД (товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности, именно по этому коду товары регистрируются на таможне). Во-вторых, трансграничная онлайн-торговля программными продуктами таможне не видна.

На сайте Росстата появился раздел «Цифровая экономика», но сведений об экспорте софта он не содержит. Не удалось обнаружить нужные данные (поиском по сайту) и в других разделах.

Обоснованной – во всяком случае, официальной – оценкой владеет Центробанк. По его данным, за девять месяцев 2018 года по статьям «Компьютерные услуги» и «Информационные услуги» российский экспорт составил 3 миллиарда долларов. Если учесть, что в продукцию этих категорий входит не только софт, разница с оценкой РУССОФТ (напомним, 10 миллиардов), и без того существенная, получится ещё значительней.

В ISDEF, другой российской ассоциации производителей ПО (членство в ней личное, однако на деле организация объединяет небольшие компании, во многом ориентированные на экспорт ПО), на просьбу оценить максимальный объём экспорта софта российскими компаниями, представленными в ISDEF, в 2018 году «с запасом» назвали сумму в 50 миллионов долларов.

По просьбе D-Russia.ru главный аналитик РУССОФТ Дмитрий Желвицкий дополнительно объяснил, что при подсчётах учитывались все деньги, поступающие отечественным софтверным компаниям из-за рубежа – вплоть до зарплаты персонала российских филиалов западных компаний (например, центров разработки) и выручки за рекламу в мобильных приложениях. Сюда же суммировались деньги, выделенные софтверными компаниями университетам на совместные исследовательские проекты, и др. поступления такого рода (которые экспортной выручкой, строго говоря, не являются – ред.). «Расхождение данных [РУССОФТ и ЦБ] объясняется только тем, что у нас разные задачи и разные методики. Мы используем понятие «зарубежные продажи софтверных компаний», а ЦБ – «экспорт компьютерных услуг», куда входит только часть зарубежных продаж предприятий. Может государственная статистика учесть все поступления или не может – это другой вопрос, однако все эти доходы являются доходами предприятий отрасли», – поясняет Желвицкий.

«По данным Центробанка экспорт ПО из России в 2018 году составит 3,5 миллиарда долларов. Это адекватная оценка. РУССОФТ оперирует данными компаний, которые резидентами РФ не являются. Luxoft – не российская компания, а РУССОФТ записывает более миллиарда долларов её выручки в российский экспорт. EPAM – компания с российскими корнями, но работает в юрисдикции США и к российскому экспорту отношения не имеет. Цифры РУССОФТ надо трактовать так: да, это оценка труда российских программистов и предпринимателей, однако это не российский экспорт, поскольку вся стоимость формируется софтверными компаниями, данные о которых взяты в отчёт, не в России, а за её пределами; данные о 10 миллиардах долларов экспорта ПО не имеют отношения к экономике России, к российской софтверной индустрии и работают на развитие других экономик мира», – заявил D-Russia.ru глава Центра компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ Илья Массух.

В РУССОФТ утверждают, что «почти все» компании, данные о которых вошли в отчёт, находятся в российской юрисдикции.

Следует также иметь в виду следующее. На американском рынке, а из-за этого и на многих западных рынках вообще, софтверные компании из России подвергаются беспрецедентной дискриминации. При заключении контрактов на разработку ПО заказчик может потребовать, чтобы у компании-подрядчика, зарегистрированной за пределами РФ, в России не было даже центров разработки. «Из-за этого пришлось вывезти десяток программистов из России в Чехию», – сообщил D-Russia.ru владелец одной из софтверной компаний, российской по происхождению, однако зарегистрированной в США.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ:

Please enter your comment!
Please enter your name here

тринадцать − 9 =