К вопросу об импортозамещении на примере «1C» и Acronis

В понедельник в Москве директор «1С» Борис Нуралиев и гендиректор Acronis Сергей Белоусов представили сервис «1С: Облачный архив» для компаний – пользователей «1С:Предприятие». Таковых в стране примерно 2 миллиона. Цифра велика, но не компенсирует того факта, что доля нашего рынка в мировом объеме продаж делового софта составляет всего-то 1%. Однако по порядку.

Событие интересно как минимум в двух отношениях.

Во-первых, и «1С», и Acronis – отечественные софтверные компании (если быть строгим, то Acronis – компания с отечественными корнями), успешно выдержавшие многолетнюю конкуренцию на насыщенных иностранными производителями рынках. Их общий проект вызывает понятное любопытство. Во-вторых, тут мы имеем в чистом виде импортозамещение, которое нынче модная тема.

Acronis изначально ориентировалась на западного потребителя. У компании в России только 2% продаж (и вся разработка, 300 инженеров, 45% общего штата), остальные 98% в 130 других странах. На японском и немецком рынках систем резервного копирования Acronis лидирует, на остальных успешно конкурирует, с Symantec, главным образом. Это не единственное детище Белоусова, кроме Acronis у него еще одна известная компания, Parallels, и, на паях c группой товарищей, венчурный фонд Runa Capital. Все они ориентированы строго на Запад, но разработчики – из России.

«1С», напротив, действует почти исключительно в России и постсоветских странах, но ее флагманский продукт, ERP-система «1С:Предприятие», противостоит Microsoft, SAP и Oracle, чью продукцию «1С» импортозамещает. Аналитики IDC обнаружили это 10 лет назад, включив «1С» в свои рейтинги, и не ошиблись: к настоящему времени у отечественного производителя 30% российского рынка ERP в деньгах. Число установок, говорит Нуралиев, у «1С» в России больше, чем у SAP в мире (понятно, почему: цена рабочего места для «1С:Предприятие» составляет 150 долларов, у SAP – 2 тысячи).

Совместный проект состоит в интеграции технологий Acronis в «1С:Предприятие». Под это дело создана компания IT Lite (на 51% принадлежит «1С», директор Иван Чернов). Резервное хранение – в облаке. Облако лежит «в одном из ведущих дата-центров Москвы», «не новом». (В каком именно, не говорят, скрытничают, в лучших традициях отечественного бизнеса, будто это никогда не выяснится.) В облаке клиенту дают до 100 Гбайт, что для деловых данных, которые по ходу еще и сжимаются, много. Продавать сервис будет «1С» в рамках своего проекта информационного-технического сопровождения «Предприятия». Сопровождение предоставляется по годовой подписке (чуть менее 15 или 25 тысяч рублей, зависит от тарифа), так что денег специально за бэкап брать не станут.

Собственно, все. Проект как проект, ничего особенного, не правда ли?

Нет, не правда. Белоусов говорит, что сделать нечто подобное кроме России можно было бы разве что в Бразилии, где есть отдаленный аналог «1С», локальный производитель ERP-систем по имени Totus, да и то с трудом. C Белоусовым приходится соглашаться. Практически монопольное, если называть вещи своими именами, положение «1С» на российском рынке автоматизации малого и среднего бизнеса позволяет 1) глубоко интегрировать технологии Acronis в продукты «1С», радикально облегчив их применение для конечного пользователя, и 2) «зайти» с этими технологиями сразу в сотни тысяч компаний.

А теперь вспомним об импортозамещении. Благодаря «1С» и Acronis имеется отличный пример такового. Отвечай я в этой стране за пропаганду, на первом канале в программе «Время» (надеюсь, она еще жива) об этом сегодня был бы сюжет минут на семь, не меньше.

Но даже журналисту (а впрочем, чего стесняться, у нас журналисты ВПК курируют) ясно, что есть предел, в который импортозамещение неизбежно упирается: операционные системы и системы управления базами данных. Даже если допустить неочевидную возможность приспособить Linux вместо Windows и PostgreSQL вместо Oracle – все равно вот он, этот предел, виден, увы, невооруженным глазом. Да и какое из open source импортозамещение, это же заимствование в чистом виде.

Санкции, которые не смертельны, но тяжелы и очень плохи, коснись они софта, ударят, между прочим, по индустрии методом, который в интервью D-Russia.ru доходчиво объяснил заместитель профильного министра Алексей Волин: государство закроет глаза на воровство импортного софта, после чего отечественный производитель останется без денег – зачем что-то покупать у своих, если можно украсть у супостата.

Впечатление от встречи с Нуралиевым и Белоусовым эти страхи, впрочем, притупило – индустрия в ожидании катаклизма не пребывает. Но тему «санкции и импортозамещение» мы продолжим.

Nuraliev-Beloussov-1