Юбилейное

18 марта в АО «Концерн НПО «Аврора» праздник – 50 лет со дня образования объединения из нескольких предприятий, близких по профилю работ. Аналогичный праздник у меня лично будет первого июля. С 1970 года там была моя основная работа, а с 2014 года – работа по совместительству.

Сначала я был в «Авроре» на производственной практике, которая в основном запомнилась мне тем, что мы из неэкранированного кабеля делали экранированный. Потом работал инженером, старшим инженером, а после защиты кандидатской диссертации в совете НПО «Аврора» – старшим научным сотрудником и, наконец, после защиты докторской диссертации в одном из советов ЛЭТИ – учёным секретарем-заведующим аспирантурой. Сейчас работаю в «Авроре» по совместительству. Там я ведущий научный сотрудник, а в Университете ИТМО – главный.

К юбилею вышла книга Шилова К.Ю. и Губанова Ю.А. «50 лет НПО «Аврора» (1970–2020 гг.). История, современность, направления развития.» (СПб.: АО «Концерн НПО «Аврора». 2020, 264 с.) С 1983 по 2008 гг. генеральным директором объединения был Витольд Витальевич Войтецкий, который, как сказано в книге, часто говорил, что «лучше с умным потерять, чем с дураком найти». Действительно, в его окружении дураков не было, а терять с умными в конечном итоге не приходилось. Видимо, это относилось и ко мне, тем более что однажды шеф мне подарил лист графики, на котором изображен один из кораблей, в создании которого объединение принимало участие. На оборотной стороне листа он написал: «Лучшему в мире учёному секретарю от лучшего в мире председателя учёного совета».

Как отмечено выше, в объединении существовал кандидатский диссертационный совет, на котором я в 1977 году защитился. В перестройку совет исчез. Докторскую диссертацию я защитил в 1999 году, а в 2000-м после утверждения ВАК был назначен на должность «учёного секретаря — заведующего аспирантурой». Аспирантура к тому времени тоже «отдала концы», и сначала я должен был возродить её, что и сделал. Так как «заведующий аспирантурой» не является научной должностью, то я попросил, чтобы в название должности добавили слова «учёный секретарь». В организациях академии наук эта должность считается научной, у нас же условием назначения на неё было быстрое возрождение диссертационного совета, в котором я должен был стать учёным секретарем.

Так оно и получилось, но план я перевыполнил: подал документы, и у нас открыли сразу два (!) диссертационных совета (открытый и закрытый) с одним и тем же набором специальностей и практически с одним и тем же составом членов советов. При этом советы могли принимать к защите не только кандидатские, но и докторские (!) диссертации. Когда в других организациях узнавали, что это нам удалось, то нам завидовали даже академики.

Кроме формальных обязанностей учёного секретаря совета, я взял на себя также и большую дополнительную работу – приводил каждую представляемую к защите диссертацию к «виду, удобному для логарифмирования», что обычно существенно влияло на сроки защит. Это было связано с тем, что я боялся, что при провале диссертации в ВАК Войтецкий меня мог спросить, а не дурак ли я, и мне пришлось бы ответить утвердительно, это при том, что, как отмечено выше, дураков он в своем окружении не любил. Чтобы избежать такого вопроса, я заставлял практически каждого соискателя по многу раз переделывать работу, причём некоторые из них возмущались тем, что превышал свои должностные полномочия. Однако в силу того, что в большинстве случаев соискатели и их научные руководители признавали правоту моих замечаний, такое «издевательство» сходило мне с рук.

Кроме указанной деятельности, я также был инициатором возрождения трудов предприятия, которые ежеквартально стали выпускаться в виде научно-технического сборника «Системы управления и обработки информации», который 21 ноября 2019 года под номером 1468 вошёл в перечень ВАК. Мы совместно с советом молодых специалистов возродили проведение на предприятии ежегодных конференций «Корабельные системы управления и обработки информации», а также совместно с Андреем Станкевичем (известен как тренер команды ИТМО по спортивному программированию – ред.) стали ежегодно проводить «Открытый кубок ОАО «Концерн «НПО «Аврора» по программированию» – сначала индивидуальный, а потом командный.

Кроме того, я стал инициатором написания истории НПО «Аврора», что было поддержано Войтецким. Она была опубликована трижды. Так как я издал две свои книги в издательстве «Наука», то смог договориться там сначала о включении статьи Войтецкого и Панкова «От регуляторов до корабельных комплексов управления и обработки информации» в престижный сборник «Наука Санкт-Петербурга и морская мощь России. Том 2». 2001. 885 с., а затем – о публикации их книги «Федеральный научно-производственный центр «НПО «Аврора» на рубеже третьего поколения». СПб.: Наука, 2003. 71 с. После этого под редакцией Войтецкого была также издана книга «История становления и развития НПО «Аврора» (СПб.: ФГУП «НПО «Аврора». 2005. 177 с.).

Теперь расскажу самую интересную историю, связанную с моей работой в НПО «Аврора». Известно, что время от времени изменяются руководящие документы по работе диссертационных советов, что требует их переоформления. Каждый раз это происходило гладко, за исключением случая, когда для переутверждения открытого совета в положение, утвержденное постановлением правительства, ввели требование о наличии у предприятия лицензии на осуществление образовательной деятельности в форме аспирантуры. У объединения было много различных лицензий, но именно этой лицензии в тот момент не было, и получить её было непросто.

Я сразу понял абсурдность этого требования, так как мы переутверждали совет, который мог принимать не только кандидатские, но и докторские диссертации, к которым наличие аспирантуры не имело никакого отношения. Как ни в чем не бывало послал документы без этой лицензии в ВАК и вскоре получил «отлуп» – в сопроводительном письме было сказано, что представленные мною документы не соответствуют положению. Что делать в этой ситуации, было неясно, так как для подачи заявки на получение лицензии было временное окно и много, много чего ещё, что так любят чиновники! И здесь, естественно, без абсурда также обойтись не могли – например, требовалось разрешение пожарных на возможность работы в помещениях, где должны проводиться занятия аспирантуры, а их разрешения на работу предприятия государственной важности в целом, которое, конечно же, имелось, было недостаточно.

Выпутаться из этой безнадёги удалось случайно. В Горном институте новый председатель ВАК академик РАН Михаил Петрович Кирпичников проводил встречу с председателями и учёными секретарями ученых советов Северо-Запада. Было человек триста. После его выступления можно было задавать вопросы, и я его задал: «Какое отношение, по Вашему мнению, имеет наличие лицензии на аспирантуру к открытию совета, который может принимать докторские диссертации?» Если бы Михаил Петрович был бы настоящим чиновником, то он бы ответил: «Самое непосредственное, что и указано в положении», но был он учёным и поэтому ответил по-человечески: «Никакого». В зале присутствовал заместитель председателя Экспертного совета по проблемам флота и кораблестроения Валерий Николаевич Половинкин, с которым я давно и хорошо знаком. Уже когда мы выходили из зала, я обратил его внимание на ответ академика и попросил на этом основании начать борьбу с абсурдом.

После этого я стал названивать Валерию Николаевичу по этому вопросу каждую неделю. Когда он впервые об этом заикнулся на президиуме ВАК, его вместе с «Авророй» «послали». Через некоторое время он снова заговорил об этом. Его снова «послали», но на этот раз с комментарием, заявив, что «Аврора» в этом вопросе не одинока. Когда он этот ответ передал мне, я сказал, что это должно его мотивировать, и у него должны быть более «тяжеловесные» сторонники, чем я. И они, видимо, появились. Я звонил по рассматриваемому вопросу и в ВАК, там якобы ничего не знали, но однажды вдруг неожиданно сказали, что соответствующий документ рассматривается в Минюсте. Прошло ещё некоторое время, и это требование отменили!

Я вновь послал документы в ВАК, указав в сопроводительном письме, что их требование не соответствует положению. Через несколько дней наш совет утвердили!

Эта победа вселяет в меня и в тех, кому я об этом рассказываю, большой оптимизм, так как с помощью хороших людей оказалось возможно решить столь сложный вопрос, причём дистанционно – без поездок в Москву со всеми предполагаемыми при этом действиями.

На ежегодной встрече с руководством диссертационных советов Санкт-Петербурга в Военно-морской академии имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова Валерий Николаевич Половинкин проинформировал присутствующих, что благодаря усилиям НПО «Аврора» удалось отменить требование положения, которое не позволяло более шестистам (!) организациям страны иметь докторские диссертационные советы, и добавил, что в Генштабе, например, диссертационный совет был, а лицензии на аспирантуру не было, так как у них нет и аспирантуры!

У меня по этому вопросу всё.

Об авторе: Анатолий Абрамович Шалыто – д.т.н., профессор факультета информационных технологий и программирования университета ИТМО.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь