История одного города – быть ли смарт-сити в России?

190

Автор: Дмитрий Гоков, заведующий кафедрой смарт-сити СибГУТИ

Программа «Цифровая экономика», шумно обсуждаемая сейчас всеми заинтересованными сторонами, похоже, откроет новую страницу в истории «умных городов» нашей страны. Ещё бы – ведь программа не только вводит в отечественную нормативно-правовую базу само понятие «умный город», но и выделяет эту сферу в качестве одного из ключевых направлений развития России до 2025 года.

Стоит, однако, вспомнить, что некий прецедент подобного начинания у нас уже был. Имеется в виду концепция построения и развития аппаратно-программного комплекса «Безопасный город» (АПК БГ), утвержденная в 2014 году. Очевидно, в преддверии принятия новой программы было бы полезно взглянуть на историю упомянутого проекта, что, возможно, даст некоторый урок и позволит избежать былых ошибок.

Как известно, главным инициатором и идеологом «безопасного города» выступило МЧС России. Ведомство разработало концепцию проекта, включающую такие компоненты, как безопасность граждан и инфраструктуры, безопасность на транспорте, а также безопасность экологическую. По своей обстоятельности документ вполне тянул на новую федеральную целевую программу, однако к моменту его готовности экономика вошла в кризис, и «безопасный город» оставили в ранге концепции, чтобы не обременять госбюджет новыми и весьма немалыми расходами.

Тем не менее, даже при отсутствии федерального финансирования министерству по чрезвычайным ситуациям хватало авторитета, чтобы успешно лоббировать запуск проекта на уровне регионов. Благо предмет проекта – безопасность граждан – из разряда тех, в отношении которых торг, как говорится, неуместен. В результате каждый регион оказался наедине с проблемой финансирования инициативы МЧС, и в решении этой творческой задачи исторически сложилось несколько подходов.

Первый из них ставит во главу угла дорожно-транспортный компонент концепции, а конкретнее – предотвращение нарушений ПДД путем их фото- и видеофиксации. Это понятным образом увеличивает взимание штрафов с нарушителей, что и образует источник финансирования проекта. Нюанс в том, что для воплощения такого решения, как правило, используется механизм государственно-частного партнерства, ведь нужная инфраструктура требует больших инвестиций. Следовательно, львиную долю поступлений регионы должны отдавать частным концессионерам, и итоговый денежный поток оказывается уже не столь мощным, чтобы оплатить реализацию концепции безопасного города во всей её полноте.

Второй подход – финансирование за счёт региональных бюджетов, читай, за счёт поддержки учителей и врачей со всеми потенциальными осложнениями в социальной сфере. Однако в активе местных властей остаются политические (и не только) дивиденды, плюс репутационные приобретения региона в глазах федерального центра: задача поставлена – задача выполнена.

Существует ещё и третий подход – задачу принять, но не спешить с её выполнением, в расчёте на то, что к моменту сдачи результата «либо ишак сдохнет, либо падишах умрет». И, как показала практика, именно этот подход оказался самым эффективным – пресловутый «ишак», действительно, сдох. С принятием программы «Цифровая экономика» существование «безопасного города» как отдельного проекта теряет всякий смысл. В результате «выжидающим» регионам удалось не только избежать неэффективной траты ресурсов, но и выйти на старт нового проекта без «тяжкого наследия» в виде региональной инфраструктуры АПК «Безопасный город». А то, что «наследие» это иначе как тяжким не назвать, становится понятным из ряда вещей, о которых стоит поговорить подробнее.

В чём, собственно, суть проекта «Безопасный город»? Надо запроектировать и реализовать на территории субъекта РФ IT-инфраструктуру (камеры, различные датчики, серверы и т.п.), смонтировать, настроить, подключить к каналам связи. Завести все эти потоки данных в региональные диспетчерские службы МЧС, установить специальное ПО для математического моделирования и прогнозирования. Короче говоря, это большая стройка, коих, впрочем, наша госинформатизация пережила немало. Так в чем же проблема?

Проблема в очередном изобретении велосипеда. Возьмём, например, недавнюю закупку одного из регионов на предмет выполнения «работ по созданию и внедрению опытных участков АПК «Безопасный город»». Сумма контракта – более 1,2 миллиарда рублей. В составе закупки среди прочего – строительство метеостанций, по паре в каждый район. Зачем?! Ведь необходимая инфраструктура уже есть у Росгидромета. Метеорологи на протяжении нескольких поколений разработали достаточно эффективные и точные инструменты для прогнозирования. Создана система международного сотрудничества и обмена данными о погоде. И, более того, Росгидромет является официальным поставщиком метеопрогнозов. Бери и пользуйся! Аналогичная ситуация с информацией по сейсмоактивности, лесным пожарам, паводкам. Так нет же – мы не ищем легких путей. Но ведь только полбеды – потратить деньги на создание дублирующей, ненужной инфраструктуры, её ещё нужно поддерживать, а это ресурсы, ресурсы, ресурсы… Хорошо ещё запуск собственной региональной группировки метеоспутников в ТЗ не заложили.

Другое дело, что информационное взаимодействие с Росгидрометом до сих пор осуществляется весьма архаичным способом, фактически «на бумаге». Но чтобы решить эту проблему, не нужна новая сеть метеостанций, достаточно наладить электронный обмен данными с профильным ведомством. А это уже совсем иная постановка задачи, вполне отвечающая существу смарт-сити. Переиспользование данных, эффективное взаимодействие с уже существующими системами – вот что должно было стать фундаментом «Безопасного города», и, надеюсь, станет таковым для проекта «Умный город» в рамках программы «Цифровая экономика».

Фактически АПК «Безопасный город» являет собой сегодня набор изолированных систем, созданных в интересах отдельно взятого ведомства. Такой, с позволения сказать, «цифровой феодализм» едва ли найдет себе место в контексте новой платформенной парадигмы «умного города». Ведь будущее за универсальными открытыми платформами, обеспечивающими легкую интеграцию разных систем, датчиков и целых комплексов. Обо всём этом прямо говорится в тексте «Цифровой экономики», что дает надежду на значительный прогресс смарт-сити в России. Хочется верить, что слова не разойдутся с делом, и новая страница истории «умного города» не обернется историей города Глупова, так хорошо описанного классиком в произведении из школьной программы.