Иностранное программное обеспечение в России: не бойся, ещё хуже будет

Иностранное программное обеспечение в России: не бойся, ещё хуже будет

Для иностранных софтверных компаний ситуация на российском рынке становится все менее благоприятной,причем тенденция к усложнению регулирования и бизнес-климата, очевидно, сохранится в обозримом будущем.

Вторая половина нулевых и начало десятых были в России золотым временем для производителей компьютерных программ, как российских, так и зарубежных. Бизнес многих из них увеличился в разы, эта индустрия стала многомиллиардной (в долларах), а наша страна превратилась в один из ключевых рынков для гигантов софтверной индустрии. Но конец 2013 и весь 2014 год отмечены спадом у ряда иностранных компаний. Кроме общей сложной экономической ситуации, тому есть и другие причины. Перечислим их.

1. Сворачивание усилий государства по защите авторских прав на программы

Законодательство об охране авторских прав в России было серьезно усовершенствовано в начале нынешнего века. Уголовный кодекс после внесения поправок стал хорошо приспособлен для того, чтобы осуществлять уголовное преследование нарушителей. А главное, существовала политическая воля, направленная на борьбу с нарушениями – с середины нулевых количество проверок, связанных с нарушениями авторских прав, резко возросло.

Задача вступления России в ВТО и международные договоренности (в частности, российско-американское межправительственное соглашение по интеллектуальной собственности 2006 года) подстегивали этот процесс. В 2007 году было проведено более семи тысяч полицейских проверок по 146 статье УК, предусматривающей наказание за нарушение авторских прав (эта цифра включает в себя не только софтверную индустрию, но на софт приходилась половина этих проверок). В тот же пиковый год проверяли и школы,так возникло памятное многим дело школьного директора Александра Поносова.

После 2007 года количество проверок стало постепенно снижаться, но все же оно оставалось на высоком уровне. После вступления России в ВТО в августе 2012 года снижение приобрело обвальный характер. Законодательство изменилось и стало менее благоприятным для правообладателей – в конце 2011 года были увеличены пределы наступления уголовной ответственности по 146 статье Уголовного кодекса (до 100 тысяч рублей по второй части этой статьи, до миллиона рублей — по третьей части). Изначально правительство намеревалось увеличить эти пределы значительно больше (до 250 тысяч рублей по второй части статьи 146 УК), и только усилия правообладателей в последний год перед вступлением в ВТО привели к компромиссному решению — 100 тысяч рублей.

Разговоры о необходимости реформирования системы авторского права по сути сводились к снижению уровня охраны произведений. Реорганизации полиции привели к многократному сокращению подразделений, занимающихся нарушениями авторских прав.

Сейчас софтверным компаниям приходится рассчитывать в основном на гражданско-правовые меры, значительно менее эффективные по сравнению с уголовным преследованием пиратов.

2. Озабоченность, вызванная тотальной слежкой американских спецслужб за пользователями Интернета

Разоблачения Эдварда Сноудена подтвердили худшие опасения относительно масштабов слежки за пользователями.

Для бизнеса софтверных и интернет-компаний худшим из всех разоблачений является то, что информация тотально снимается с каналов передачи данных без ведома и согласия как пользователей, так и американских компаний, предоставляющих телекоммуникационные и «облачные» услуги. Получается, что американские поставщики «облачных» услуг не могут дать гарантий соблюдения судебных или административных процедур в отношении информации, принадлежащей пользователям. Публикация сведений о том, что Microsoft, IBM и Oracle находятся в числе «стратегических партнеров» АНБ США, непоправимо снизила доверие российских пользователей к импортному софту.

Интернет-компании и представители американской софтверной индустрии пытаются построить диалог с собственным правительством, но, судя по недавней записи в блоге главного юриста Microsoft Брэда Смита, даже спустя год после разоблачений Сноудена у них мало что получается.

Вот что пишет Смит: «Прошло более чем семь месяцев после того, как Washington Post впервые сообщила о том, что Агентство национальной безопасности взламывало системы, размещенные за пределами США, для получения доступа к данным Yahoo и Google, а президент и правительство все еще не высказали своего мнения по поводу подобных практик. Разве не должно правительство, которое преследует иностранных хакеров, взломавших базы американских корпораций, запретить своим собственным сотрудникам подобные действия? Почему мы должны продолжать ждать заверений по этому вопросу?»

Даже если спецслужбам не удалось снять данные прямо с канала связи, в США существует судебная практика, которая вынуждает американские компании выдавать данные, независимо от того, где эти данные хранятся – в США или за их пределами.

Усложняет индустрии жизнь и наше правительство, хотя и не так сильно, как американское. В России с 1 августа 2014 вступит в силу законодательство, требующее от интернет-компаний хранить данные пользователей в течение полугода и предоставлять их по запросу правоохранителей.

Потребуется хранить идентификатор пользователя (логин), все адреса электронной почты, список всех контактов, категории контактов, количество и объем полученных и переданных пользователем сообщений, все изменения в аккаунте и попытки его удаления. Нам еще предстоит увидеть, как отечественные и иностранные поставщики «облачных» услуг будут обеспечивать выполнение этих требований. Для того, чтобы обеспечить исполнение этого закона, иностранные компании будут вынуждены серьезно пересмотреть свои внутренние процедуры и инвестировать в механизмы исполнения требований правоохранителей.

3. Попытки российских государственных органов представить собственную стратегию в области интеллектуальной собственности

Стратегические инициативы последнего времени означали скорее ослабление защиты авторских прав на программы. Я имею в виду инициативы времен президентства Дмитрия Медведева, связанные с реформой авторского права и либерализацией уголовного законодательства. После перехода Медведева на должность премьер-министра произошло некоторое усиление охраны авторских прав в Интернете – но только в отношении кино- и телефильмов.

В период президентства Медведева особенно отчетливо звучала мысль о том, что «старые принципы охраны интеллектуальной собственности, создававшиеся в совершенно другом технологическом контексте, в складывающихся условиях больше не работают» и что необходимы существенные изменения, вплоть до установления презумпции свободного использования объектов авторских прав, если правообладатель не заявит об обратном. Эти мысли были высказаны, в частности, в послании президента Медведева «большой двадцатке» в 2011 году.

Тогда же были представлены в Государственную думу и спешно приняты изменения в Уголовный кодекс, ухудшающие положение правообладателей, о которых я уже писал выше. И тогда же усилились тенденции к уменьшению количества проверок в связи с нарушениями авторских прав.

В настоящее время существует неопределенность со стратегией в области интеллектуальной собственности, которую, видимо, разрешит только создаваемая Федеральная служба по интеллектуальным правам, которая начнет свою работу 1 июля 2014.

4. Американские санкции в связи с Украиной

Наиболее откровенно о влиянии американских санкций на софтверный бизнес высказался недавно влиятельный заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин: «Если какие-то иностранные компании, производящие софт, присоединятся к санкциям против Российской Федерации, мы точно не будем стараться защищать их интересы на российском рынке. И с пониманием отнесемся к тому, что люди будут использовать «ломаные» версии программных продуктов».

У американских производителей программ нет возможности игнорировать американское законодательство о санкциях. Это означает, что в какой-то момент возникнет ситуация,когда американская компания будет вынуждена отказать в предоставлении программного обеспечения или услуг российскому физическому лицу (что маловероятно) или компании, попавшим под санкциями. Нам еще предстоит увидеть, будет ли в этом случае реализована концепция Волина.

Print Friendly

Поделиться в соц. сетях

0
Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры