Импортозамещение. Промежуточные итоги

Импортозамещение. Промежуточные итоги

Скоро год как приняты поправки в ряд российских законов, более известные как «Закон об импортозамещении». Можно подвести первые итоги. В общем, всё прошло так, как большинство экспертов и предсказывало.

Сильно радует, что не было и нет никакой кампанейщины в стиле «к такому-то числу всем срочно импортозаместиться и доложить».

Также предсказуемо отыграл рынок – замещаемые компании быстро сориентировались и отреагировали снижением цен, продажей многолетних лицензий, и, конечно, подробными инструкциями клиентам и партнёрам, как обойти требования Закона. Всё в рамках правового поля, благо Закон достаточно «дырявый», западные компании в этих вопросах очень щепетильны. Когда такие обоснования пишут не юристы западных компаний, а сами инициативные клиенты, иногда получается смешно, но в общем уровень обоснований невозможности решить задачу с помощью российских продуктов за год повысился.

Замещатели тоже поняли, что просто так деньги, ранее направляющиеся в карманы западных компаний, в их карманы не потекут. Фору им дали, а технического поражения западных конкурентов никто и не обещал. Поэтому замещатели перешли к нормальному рыночному противостоянию, где российское происхождение продукта – лишь одно из конкурентных преимуществ, а не обязательное условие покупки. Российские производители в досанкционную пору прекрасно знали свои преимущества – близость к заказчику, учёт российской специфики (безопасность, русский язык, российское законодательство), возможность интеграции с другими системами, работающими у заказчиков, закрытие ниш, неинтересных большим зарубежным компаниям и другие абсолютные рыночные отстройки.

Заказчики же, как и всегда бывает при появления новых правил, разделились на три разные по величине категории – два активных меньшинства, условно назовём их «ищем все возможности исполнить Закон» и «ищем все возможности не исполнять Закон», и пассивное большинство, которое будет вести себя в зависимости от того, что им будет от исполнения или неисполнения Закона. С одной стороны – уже публикуются планы или даже истории успеха по переходу с иностранных решений на российские: с SAP на 1С (например, РЖД), с Oracle на PostgreSQL Professional (Росреестр), с Microsoft Windows на Linux (ФССП) и с Microsoft Office на МойОфис (Минкомсвязь) и т.п. С другой стороны — уже подаются жалобы в ФАС на отмену сыгранных конкурсов, и от того, какие решения будут приняты, зависит, как поведёт себя молчаливое большинство заказчиков.

Классические правила управления изменениями говорят нам, что количество «абсолютно законопослушных» и «абсолютно закононепослушных» статистически приблизительно одинаково – по 10%, остальные 80% участников примут новые правила в случае их удобства или высокого риска неисполнения. Поэтому государству для достижения целей импортозамещения на примере «абсолютно законопослушных» необходимо всячески пропагандировать успехи, а на примере «абсолютно закононепослушных» показывать неотвратимость и жёсткость наказания. Очень важно при этом, чтобы качество госуслуг и других процессов управления государством от импортозамещения не пострадало. Поэтому очень важна независимая экспертиза большинства проектов с обоснованием невозможности использовать российское программное обеспечение, которая бы однозначно говорила, приведёт ли замещение одних продуктов другими к потере качества, исключив при этом критерии типа «мы уже привыкли», «нам так удобнее» или «мы уже инвестировали». Судя по отпискам, которые пишут ведомства в качестве обоснования закупки иностранного программного обеспечения, а их коллекция уже составляет десятки смешных и бессмысленных обоснований, не все ведомства всерьёз решали задачу «можем ли мы решить наши задачи без иностранного программного обеспечения». И с этим обязательно надо работать, все инструменты для этого есть и в административном, и в уголовном кодексах.

Задачи различных ведомств специфичны, поэтому не подразумевают унификации, квот типа «не менее Х% IT-бюджета должны быть потрачены на российские решения», поэтому каждое ведомство само определит долю российских решений в своих системах. Х никогда не будет равен 100, и это понятно всем игрокам. У кого-то он будет больше, у кого-то меньше. Хорошо то, что большинство заказчиков осознали, что задачи можно решать и с помощью российских систем. Хорошо, что Х уже никогда не будет равен 0.

Автор: Рустем Хайретдинов

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов, представленных в рубрике «Эксперты»

Print Friendly
Условия использования
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на сайт Экспертного центра электронного государства d-russia.ru обязательна.
Партнеры