Игорь Щёголев: в вопросе о регулировании ПД главное определиться, что важнее — достоинство человека или заработок компаний

26

Сегодня технологии подошли к такой точке развития, когда выработка норм регулирования в отношении сбора и использования персональных данных стала необходимой. При этом приоритетом регулирования должен быть человек, его достоинство, но пока акцент на то, как заработать на человеке, а не защитить его, сказал помощник президента РФ Игорь Щёголев, выступая в программе «Мнение» телеканала «Россия 24».

Сбор персональных данных ведется всеми компаниями, а механизм их защиты пока непонятен. Определение ПД уже имеется (все данные, которые могут быть так или иначе идентифицировать гражданина, могут быть отнесены к персональным), но нет ни правоприменения, ни серьезного теоретического опыта, как быть с теми данными, которые о нас собирают в Интернете.

«Мы знаем, что есть сервисы, которые – якобы только с помощью роботов – читают нашу переписку и предлагают нам рекламу на основании тех писем, которые мы считаем личными, частными. И поэтому здесь вопрос не столько технически-инженерный, сколько вопрос этический: что допустимо и что недопустимо в эру высоких компьютерных технологий. И где та грань между удобством и приватностью, которую мы должны провести, чтобы с одной стороны защитить себя, а с другой – не застопорить развитие технологий», — сказал Щёголев.

Он подчеркнул, что человеческая жизнь и человеческое достоинство гораздо выше, шире и глубже, чем просто экономические интересы, поэтому в этой дилемме сам выступает за защиту прав гражданина. Если мировое сообщество сделает акцент именно на этом, то технические средства защиты прав гражданина без ущерба для прогресса будут найдены, уверен Щёголев.

Персональные данные могут использоваться только для тех целей, для которых собраны. Если цель меняется, гражданин должен иметь возможность узнать об этом в реальном времени и согласиться (понимая, что за выгода для него в таком использовании) или отказаться. Он имеет право распоряжаться тем ресурсом, который предоставляет в пользование, сказал Щёголев.

«Закон Яровой»

Отвечая на вопрос о «законе Яровой», Щёголев заметил, что в начале обсуждения инициативы речь шла о том, что компании потеряют «триллионы», исполняя этот закон. Сейчас оценка затрат «изменилась на порядки». При этом закон еще не вступил в силу (это произойдет только с июля 2018 года) – никто еще не вкладывает дополнительных средств в подготовку мощностей, необходимых для сбора, обработки и хранения данных, о которых речь идет в законе.

К тому же, отметил Щёголев, объёмы и сроки хранения данных и типы данных будет определять правительство – и сейчас идет дискуссия с отраслью, как определить те разумные рамки, которые позволили бы эффективно противостоять терроризму и в то же время не обрушили бы операторов и компании. К сожалению, ИКТ во всем мире все чаще используются террористами, так что новые нормы и рамки для операторов связи необходимы, хотя для них это и будет создавать определенные неудобства, заключил Щёголев.

Мессенджеры

Что касается мессенджеров, которыми также могут пользоваться террористы, то это одно из средств обмена информацией, очень удобная услуга связи. Это такой же инструмент, как телефон, покупая который гражданин заключает контракт на услуги связи с оператором, предоставляя свои паспортные данные. Логично, что использование мессенджера также должно регулироваться, сказал Щёголев.

Цифровая экономика

«Цифровая экономика – это та экономика, в которой очень широко используются ИКТ, где добываются большие объемы данных — о социально-экономических, промышленных процессах, о торговле, услугах — и эффективное использование получаемых данных позволяет добиться существенного повышения производительности, эффективности». И на настоящем этапе развития экономики именно те, кто наилучшим образом научатся этими данными распоряжаться, систематизировать их, извлекать из этого «сырья» добавленную стоимость, тот и получит очень серьезное конкурентное преимущество, пояснил Щёголев.

У России в этом смысле есть хороший потенциал – хорошие компетенции, кадры, система подготовки, в том числе, и очень хорошие компании, занимающие неплохие позиции на мировом уровне. И первой задачей на пути к успеху является создание своих технологий обработки данных, чтобы не оставаться «квалифцированными пользователями», сказал Щёголев.

Кибербезопасность и управление Интернетом

Без международного сотрудничества в противостоянии киберугрозам не обойтись, считает помощник президента. В сегодняшней трансграничной среде не справиться в одиночку ни с террористами, ни с хакерами, ни с новыми возникающими проблемами, о которых раньше никто и не догадывался.

Именно Россия говорит о том, что пора договориться о глобальном регулировании ИКТ-среды, определить, какова роль правительств в управлении Интернетом и защите от угроз. «Нас всё время останавливают, в том числе наши американские коллеги, которые считают, что правительства не должны играть особую роль, что есть чудесные эксперты, инженеры, которые все это создали…» Корпорации чувствуют себя в такой среде комфортно, и даже ведут себя разумнее, чем отдельные правительства. Но отдавать Интернет инженерам было можно тогда, когда его создавали, когда это была не самая открытая среда для общения ученых, но не теперь — среда стала всеобщей, рано или поздно придётся договориться, принять конвенцию, уверен Щёголев.

В свете все увеличивающихся киберопасностей существует риск превращения Интернета в интранет, защищающий интересы отдельных групп людей. Примером может быть dark net, где общаются как раз злоумышленники. Однако создание изолированных сетей по географическому признаку не обязательно. Защита критической инфраструктуры во многих странах не означает создание интранетов, но в будущем отдельные государства могут решить, что существующей защиты недостаточно, и попытаться изолироваться. По этому пути с самого начала пошел Китай, Северная Корея, но теперь Китай всё больше открывается и стремится к выходу в открытый Интернет.

Тем не менее, лучше сейчас договориться о сотрудничестве и открытости — в обмене данными в глобальном масштабе есть большой плюс, колоссальные ресурсы уже вложены в Интернет, жаль будет, если Интернет перестанет работать как средство связи, обмена знаниями, экономическая среда, потому что правительства не договорились, сказал Щёголев.