Госзакупки ПО для здравоохранения: результаты политики импортозамещения

Предлагаем вашему вниманию главу из обзора «Государственные закупки программного обеспечения и услуг по информатизации здравоохранения Российской Федерации в 2013-2017 гг.», который готовит к публикации компания «Комплексные медицинские информационные системы» (К-МИС).

Как известно, с 1 января 2016 года вступил в силу законодательный запрет на допуск товаров, происходящих из иностранного государства, и работ, выполняемых иностранными лицами для целей осуществления закупок – то, что мы называем «импортозамещением». В ст. 14 ч. 3 Федерального закона №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» говорится о том, что «… в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства, защиты внутреннего рынка Российской Федерации, развития национальной экономики, поддержки российских товаропроизводителей нормативными правовыми актами правительства Российской Федерации устанавливаются запрет на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ, услуг, соответственно выполняемых, оказываемых иностранными лицами, и ограничения допуска указанных товаров, работ, услуг для целей осуществления закупок».

Постановление правительства РФ №1236 от 16.11.2015 г. «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» разъяснило, каким образом регулируется данный запрет: для этого в России создан «Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных» (далее – реестр российского ПО). Пунктом 2 постановления №1236 установлено, что если какое-то программное обеспечение отсутствует в реестре российского ПО, но при этом в нём есть аналогичные решения, то устанавливается запрет на допуск таких программ для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

На практике эти ограничения означают следующее: если заказчик проводит в соответствии с №44-ФЗ процедуру закупки ПО и необходимый ему вид программного обеспечения представлен в реестре российского ПО, следует допустить до закупки заявки только по тем решениям, что есть в реестре. Если же заказчик проводит закупку услуг, то такие услуги могут быть закуплены только у российской компании (заказчик вправе отступить от этого правила, включив в документы закупки обоснование невозможности использовать отечественный программный продукт – ред.).

Для того, чтобы проанализировать госзакупки по информатизации здравоохранения на предмет импортозамещения, мы проанализировали все программное обеспечение, участвовавшее в заключении государственных контрактов на предмет наличия или отсутствия его в реестре российского ПО. Последний раз данные по этому показателю были актуализированы в августе 2018 года, результаты представлены на рисунке ниже. Как видно, на момент написания исследования 60% ПО, которое хотя бы раз использовалось в госзакупках на информатизацию здравоохранения, присутствует в реестре. Всего в реестре на август 2018 года присутствует 196 различных решений для применения в здравоохранении. Общесистемное ПО и системы универсального применения сюда не входят.

Программное обеспечение, применяемое в информатизации здравоохранения России, и наличие его в реестре отечественного ПО на август 2018 года.

Распределение систем по видам (назначению) показано на следующем рисунке. Как видно, лучше всего в реестре представлены медицинские информационные системы для автоматизации медицинских организаций: 91 решение, или 46%. Второе место разделили радиологические информационные системы и PACS, а также сервисы и системы для создания государственных информационных систем здравоохранения (ГИС СЗ, раньше мы называли их региональными медицинскими информационными системами – РМИС). Таких систем насчитывается 22 (11%). Третья в рейтинге разновидность – это программные продукты для автоматизации аптек и лекарственного обеспечения, их 18 (9%).

Виды программного обеспечения для информатизации здравоохранения в реестре российского ПО.

Мы взяли информацию о государственных закупках за 2016 и 2017 гг. и сравнили дату закупки с датой включения «победившего» решения в реестр российского ПО. Если на момент подведения итогов конкурсной процедуры соответствующее решение действительно имелось в реестре, такая закупка отмечалась признаком «решение присутствовало в реестре», и это означало для нас, что закупка была проведена с соблюдением законодательных ограничений в части использования отечественного ПО. Если же на момент подведения итогов конкурсной процедуры выигравшее решение ещё не было размещено в реестре, такой признак отключался. Это означало, что заказчик закупил ПО или услуги, игнорируя обязанность отдавать предпочтение российским решениям. В результате анализа были получены данные, представленные на рисунке.

Распределение госконтрактов на информатизацию здравоохранения по наличию применявшегося решения в реестре российского ПО.

Сам по себе факт госзакупки импортного программного продукта не обязательно означает нарушение действующего законодательства. Во-первых, за последние три года требования регулятора в части законодательного запрета на закупку различных товаров и услуг менялись. Достаточно длительное время можно было осуществлять закупки на оказание услуг (например, технической поддержки), даже если продукт в реестре отсутствовал. Во-вторых, даже если осуществляется закупка ПО, а не услуг – то и тут постановлением правительства №1236 предусмотрена возможность обосновать необходимость закупки ПО, отсутствующего в реестре.

Проведенный анализ показывает, что за два прошедших года доля закупок ПО и услуг по решениям, присутствующим в реестре российского ПО, увеличилась с 10% в 2016 году до 36% в 2017 году. В абсолютном выражении сумма государственных контрактов на закупку ПО и услуг по информатизации здравоохранения, осуществляемых в отношении отечественного ПО, выросла в 3,6 раза – с 402 миллионов рублей в 2016 году до 1,448 миллиарда рублей в 2017 году.

Источник – К-МИС

Об авторе: Александр Гусев — член Экспертного совета министерства здравоохранения Российской Федерации по вопросам использования информационно-коммуникационных технологий в системе здравоохранения, к.т.н.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов, представленных в рубрике «Эксперты».