Гибернация государства

180

Название «PATRIOT Act» – а это специально подобранное под аббревиатуру словосочетание «Uniting and Strengthening America by Providing Appropriate Tools Required to Intercept and Obstruct Terrorism Act», кто-то из клерков наверняка до сих пор гордится, что придумал такую клёвую штуку, – крайне неудачно. Аллюзия не та.

Плохо представляю устройство американской жизни, но допускаю, что в 2001-м принятие «патриотического акта» было одним из успехов, которого добились террористы. В том, что американцы называют свободой (у нас это слово имеет несколько иной оттенок, в нём, на мой вкус, для совпадения с американским пониманием не хватает немного от термина «личное достоинство»), заключена великая ценность. Freedom чуть ли не главный институт «свободного мира». И этот институт от принятия PATRIOT Act очевидным образом пострадал. Спецслужбам разрешили посягать на свободу, следить за кем заблагорассудится. Через десяток лет АНБ вошло во вкус этой слежки настолько, что поставило на прослушку канцлера Германии.

Но в октябре 2001 года ничто не казалось неправильным. Наоборот, PATRIOT Act выглядел делом естественным. На Соединённые Штаты напали, правительство отреагировало по законам военного времени, как иначе. Кто же знал, чем всё обернётся.

Вот уже неделю, с 1 июня, PATRIOT Act не работает, т.к. у статьи 215, разрешающей слежку за гражданами, закончился срок действия, и есть прецедент признания слежки за гражданами незаконной.

Вокруг прекращения действия статьи 215 PATRIOT Act разворачивается предвыборное (16-й год не за горами) шоу. Сенатор Рэнд Пол (Rand Paul) пытается блокировать возобновление PATRIOT Act в любой форме, называя попытку сделать это «позорной». Джордж Патаки (George Pataki), бывший губернатор штата Нью-Йорк, в показном ужасе заявляет, что разведка не может и пары дней обходиться без инструмента, «с помощью которого защищает нацию». Конгрессмен Питер Кинг (Peter King) обвиняет Пола в желании единственно привлечь к себе внимание. Все трое при этом республиканцы, никакой партийной дисциплины.

Ситуация в точности та же, что ежегодно возникает в связи с необходимостью увеличить предел внешнего долга США: всем ясно, что планку в очередной раз поднимут, но ритуальные пляски по поводу политики исполняют самозабвенно. Так и здесь. Решением Обамы система сбора данных, предусмотренная PATRIOT Act, будет действовать ещё полгода.

Мало что изменилось, а по сути – не изменилось ничего. АНБ и иные спецслужбы если и будут дожидаться решения суда, чтобы получить доступ к чьей-то личной информации, то только в том случае, если речь идёт о гражданине США. Права иностранцев, прямо ограниченные PATRIOT Act, никто в расчёт брать и не собирается.

А главное, можно «убить» весь PATRIOT Act за исключением пункта 212, обязующего американские компании предоставлять спецслужбам информацию о клиенте, и ничего не изменится. Google, Facebook, Microsoft, Apple работают в американской юрисдикции. Они знают о своих пользователях практически всё, начиная от круга знакомств и характера интересов и заканчивая перемещением миллионов людей в реальном времени. АНБ не надо вести слежку самостоятельно, достаточно получить доступ к серверам Apple, если объект слежки носит iPhone, или Google, если он предпочитает Android.

Это и происходит. Поддержанный Сенатом США Freedom Act, закон, замещающий PATRIOT Act, запрещает шпионить за гражданами спецслужбам, но позволяет делать это компаниям. Freedom Act включает «машину времени» на полтора года – в течение 18 месяцев телефонные компании должны хранить сведения о коммуникациях своих клиентов и предоставлять эти сведения АНБ и пр. по решению специального суда.

AOL, Apple, Dropbox, Evernote (созданная, между прочим, нашими соотечественниками), Microsoft, Google, LinkedIn, Yahoo,Twitter с невиданным единодушием приветствуют Freedom Act в письме Сенату  и фактически заявляют следующее: пусть правительства не лезут в наши дела. Мы, так и быть, будем делиться с ними сведениями о людях, которые имели неосторожность стать нашими клиентами (а мы действительно знаем о них всё), но без строгой процедуры судебного разбирательства пусть АНБ даже не думает до этих данных добраться, не дадим. А ещё, чтоб два раза не вставать, заявляем, что не надо ограничивать нас в перемещении персональных данных наших клиентов через границы – не должна наша инфраструктура в эти границы помещаться.

Зависимость от компаний – даже если сделать странное допущение и предположить, что все правительства в мире равноудалены от Google – ничем не лучше зависимости от государства, даже, скорее всего, хуже. Дело, между тем, к такой зависимости почти пришло. Как из этой ситуации выходить, непонятно. Возможно, она необратима.

Если так, последствия непредсказуемы. Государство, сдавшее полномочия компаниям, с неизбежностью получает жизнеспособного конкурента, и этот конкурент – не сама компания, и вообще не бизнес, а другая политическая организация, альтернативная и традиционному государству с его публичными институтами, и межгосударственным организациям, ООН, ОБСЕ и другим.

Примером такой политической организации может служить Highlands Forum («Горный форум», см. «Как ЦРУ создавало Google»). Формально поддерживая интересы государства, это не то чтобы тайное, но не афишируемое общество, представляющее собой клуб экспертов при Пентагоне, имеет большее по сравнению с государством влияние на глобальные IT-компании («Горный форум» участвовал в создании Google). Влияние это осуществляется через конкретные связи с конкретными людьми, т.е. вне общественного контроля, под которым находятся государства.

К обеспечению международной безопасности, предотвращению угрозы войны – а это сегодня самая важная задача государств – такая политическая конструкция не имеет никакого отношения. Напротив, она крайне опасна. Возможно, эти страхи кажутся вам, уважаемые читатели, преувеличенными. Но они не противоречат никаким известным нам фактам. Самая малая вероятность выхода из-под контроля государств IT-компаний, владеющих персональными данными огромного количества людей во всех странах мира, должна рассматриваться исчерпывающе тщательно.