Где взять новые рельсы увязнувшему локомотиву под названием «Электронное правительство»?

129

Давно собирался высказаться по этому поводу, да все текучка заедала. Но, чувствую, дальше откладывать нельзя. Тем более вышел проект документа под названием «Об утверждении требований к предоставлению в электронной форме государственных и муниципальных услуг, а также услуг, предоставляемых государственными и муниципальными учреждениями и другими организациями, в которых размещается государственное задание (заказ) или муниципальное задание (заказ)» http://d-russia.ru/wp-content/uploads/2014/06/otstavka_e-gov_Russia.docx. Содержание документа, конечно же, показывает явный прогресс в осознании проблемы оказании услуг в электронном виде, но, на мой субъективный взгляд практика, не решает главной проблемы, и потому практическая ценность данного документа сводится к нулю.

На мой взгляд, существует несколько проблем, которые тормозят вынесенный в заголовок «локомотив».                И самая основная – отсутствие четкой нормативной и законодательно базы, связанной с обращением электронных документов. Попытаюсь пояснить, что я под этим имею в виду.

Сегодня мы сталкиваемся практически ежедневно с документами, которые по сути являются электронными, а по факту – нет. Попытаюсь объяснить, почему. Если мы возьмем любой традиционный документ, то достаточно легко можем отыскать утвержденные требования к его форме, содержанию, бланку, оформлению и т.д. Любой по предъявленному документу может достаточно просто определить, соответствует ли документ утвержденным требования и, соответственно, отклонить его или принять для выполнения каких-либо дальнейших действий.

С электронными же документами такого нет. Все существующие сегодня электронные документы по факту являются форматами или правилами обмена, определенными и подписанными соглашениями. Эти форматы и правила действуют для определенного круга лиц, подписавших эти соглашения. Попытка предъявить любой такой документ стороне, не участвующей в соглашении, влечет его отторжение и непринятие в качестве документа. В частности, так возникают конфликты между надзорными органами и учреждениями, использующими СМЭВ. Учреждение является стороной соглашения, а надзорные органы – нет.

Что нужно сделать, чтобы этого избежать?

Первое – официально утвердить форму (шаблон) электронного документа. Соответственно по подчиненности на федеральном, региональном, муниципальном, корпоративном уровне. Яркий пример повседневно и повсеместно используемого такого документа, как платежное поручение, которое используется ежедневно и повсюду, но не имеет единой утвержденной (допустим, Центробанком) электронной формы. Все делается в рамках соглашений с банками. Не вдавался в подробности, но подозреваю, что формы могут отличаться от банка к банку.

Второе – сделать эти формы общедоступными, создав некое хранилище, одно или несколько, форм электронных документов. В эти хранилища могут быть помещены и требования к оформлению и ссылки на нормативно-правовые акты, которыми были утверждены формы документов.

Третье – определить правила хранения электронных документов и требования к электронным хранилищам таких документов, включая правила подключения к хранилищам сторонних информационных систем, на основании законодательно определенных полномочий. Особое внимание следует сосредоточить не на внутренних структурах такого хранилища, а на наличии обязательных интерфейсов предоставления документов и правил хранения электронных документов.

Вот пример, который неоднократно мною приводился. В нашем муниципалитете весь бюджетный процесс автоматизирован, и бюджет исполняется в электронном виде. Обслуживаемся мы в Федеральном казначействе, соответственно весь обмен документами идет в соответствии с их форматами и требованиями, установленными на основании соглашения об электронном обмене. При очередной проверке ревизорами были затребованы все документы из информационной системы в бумажном виде с синими печатями и подписями.

И я считаю, что ревизоры были совершенно правы в этом отношении. Хотя им предлагался доступ в информационную систему и консультации по интерфейсу работы с ней. А если бы были выполнены указанные выше три пункта, все было бы легче – вот вам доступ в хранилище документов, ревизоры подключаются к этому хранилищу своей информационной системой со знакомым им интерфейсом и смотрят/копируют/проверяют интересующие документы, как в ручном, так и в полуавтоматическом режиме. И ни у кого никаких вопросов и головной боли в связи с изготовлением бумаг за весь год задним числом.

С чего начать?

На мой взгляд, у нас три сферы, где люди дальше всех продвинулись в части электронного обмена. Это банковская деятельность, обмен с Федеральным казначейством и СМЭВ. Вот пусть эти три организации – Центробанк, Федеральное казначейство и Министерство связи и массовых коммуникаций – начнут с себя и утвердят формы используемых ими форматов обмена в качестве шаблонов электронных документов с требованиями по их оформлению. Т.е. кто-то должен назвать вещь ее именем – ЭЛЕКТРОННЫЙ ДОКУМЕНТ. При этом облегчится жизнь многих людей. Понятно, что кто-то еще должен сформулировать требования к хранилищам или интерфейсам хранилищ электронных документов. На мой взгляд, ближе всего к этому Министерство связи и массовых коммуникаций, им вполне под силу с привлечением экспертного сообщества это сделать.

Прекрасно осознаю, что за бортом данного материала остались еще вопросы, связанные с такими понятиями, как оригинал электронного документа, его копия, гарантированная доставка, архивное хранение, гарантированное уничтожение и т.д. Но все это тоже решаемо, если двигаться вперед, а не бегать от проблемы, как заяц, кругами. Вполне возможно, что будет дописать несколько предложений, связанных с обращением электронных документов, и в Гражданский Кодекс РФ. Но это все тоже решаемо.

Без решения данной проблемы вынесенный в заголовок «локомотив» будет все глубже и глубже зарываться в «зыбучие пески», а чиновники, будут чувствовать свою незащищенность при оказании услуг в электронном виде, и оказывать противодействие движению этого «локомотива» под любыми надуманными предлогами.