ФСБ определилась с понятием шпионского устройства

1370

Федеральная служба безопасности (ФСБ) отклонила все девять предложений, поступивших по итогам общественного обсуждения законопроекта, дающего определение шпионских устройств. Об этом пишет во вторник «Коммерсант», информация подтверждается и на сайте regulation.gov.ru.

Согласно законопроекту, к статье 138.1 УК («Незаконное приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации») добавляется следующее примечание: «Под специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, в настоящем Кодексе понимаются приборы, системы, комплексы, устройства, специальный инструмент и программное обеспечение для электронных вычислительных машин и других электронных устройств, независимо от их внешнего вида, технических характеристик, а также принципов работы, которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома ее обладателя)».

В Госдуму на рассмотрение документ пока не поступил.

Поступившие предложения (все они отклонены)

Внести в описание термина «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации» (далее – «СТС») такие качества и свойства, как «габаритные размеры» и «вес».

При определении термина «СТС» ограничиться средствами, которым придан внешний вид изделий (товаров), предназначенных для выполнения функций, не связанных с получением информации.

Установить в законопроекте срок вступления в силу Федерального закона.

Разработать и законодательно закрепить конкретный перечень СТС, а также характеристики отнесения к категории СТС в виде конкретных значений определенных физических величин.

Внести изменения в диспозицию статьи 1381 УК России или отменить указанную статью.

Доработать законопроект в целях исключения возможности отнесения к категории СТС бытовых устройств (телефонов, смартфонов, диктофонов, дверных глазков, устройств для автоматического распахивания дверей магазинов и т.д.).

Отменить разработку законопроекта, так как определение термина «СТС» уже закреплено в Положении о лицензировании деятельности по выявлению электронных устройств, предназначенных для негласного получения информации (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется для обеспечения собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя), утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2012 г. № 314.

Отнесение программного обеспечения для электронных вычислительных машин и других электронных устройств законопроектом к категории СТС, за незаконный оборот которых статьей 1381 УК России установлена ответственность, является некорректным, так как ответственность за создание, распространение или использование компьютерных программ либо иной компьютерной информации, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации, копирования компьютерной информации или нейтрализации средств защиты компьютерной информации уже предусмотрена в статье 273 УК России.

Уточнить, в чем именно заключается намеренное придание качеств и свойств для обеспечения функции тайного или неочевидного получения информации либо доступа к ней (без ведома ее обладателя).

Как отмечают авторы документов, в настоящее время значение термина «специальное техническое средство» (СТС) в федеральном законодательстве не раскрыто. Определить термин нужно для предупреждения правонарушений и преступлений, связанных с незаконными производством, приобретением и (или) сбытом, а также оборотом таких средств.

По мнению ФСБ, предлагаемое значение термина «СТС» «является исчерпывающим и позволяет дифференцировать СТС от технических средств (предметов, устройств), которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения».

Реализация норм, устанавливаемых законопроектами, будет способствовать исключению непреднамеренного участия юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, говорится в ПЗ.

Законопроект подготовлен во исполнение пункта 1 поручения правительства Российской Федерации от 12 марта 2018 г. № РД-П4-1313.

Напомним, в декабре 2017 года на большой пресс-конференции Владимира Путина внимание президента обратили на случай в Курганской области, где многодетного фермера судили за незаконный оборот спецсредств — за GPS-трекер, заказанный в Китае, который он прикрепил к своей корове, потому что она отделялась от стада. Оказалось, что в конструкции устройства есть скрытый микрофон. В итоге следственный комитет обвинил фермера в незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

После поднявшегося по этому поводу шума Генпрокуратура начала проверку дел по статье 138.1 УК РФ. В январе 2018 правительство поручило ФСБ, Минпромторгу, Минэкономразвития, Минкомсвязи и ФТС России представить предложения по предупреждению правонарушений, связанных с оборотом специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, обратив особое внимание на сферу электронной торговли.

Отметим, что в марте 2018 дело против фермера было закрыто.