Дело Поносова

Прогремевшее в «нулевых» дело директора школы Александра Поносова до сих пор остается самым громким в области охраны авторских прав на программы. Почти десять лет прошло, а люди все вспоминают, как Александр Поносов противостоял Корпорации (хотя на самом деле речь шла о государственном, публичном обвинении в нарушении авторских прав).

Хотя сначала дело казалось проигрышным для него, Поносов после нескольких лет разбирательств был оправдан.

Дело сильно повлияло как на бизнес Microsoft, так и в целом на софтверный бизнес в стране. Через год после широкого освещения дела в прессе школы России получили лицензии на все программы которые только можно было себе представить – каждая из приблизительно пятидесяти с лишним тысяч школ получила пакет из 56 дисков с программами российских и иностранных разработчиков под названием «Первая Помощь 1.0» . По количеству распространенных таким образом копий программ это, несомненно, крупнейшая в мире операция по единовременному распространению программного обеспечения. Кроме ПО, вошедшего в этот пакет, многие школы получили еще и пакет свободного программного обеспечения (СПО), а вся история вдохнула новую жизнь в сообщество open source.

Непосредственный положительный эффект для Microsoft– в виде панического пика закупок программного обеспечения в течение нескольких месяцев, по некоторым оценкам, составил более 100 миллионов долларов. Косвенный долгосрочный эффект – чисто психологический, его трудно оценивать, но он, на мой взгляд, тоже огромен: мало кто помнит, чем «дело Поносова» закончилось, но все усвоили, что проверить могут кого угодно.

Как дело начиналось

А начиналось все скучно, прозаично. Прокуратура весной 2006 года среди прочих учреждений проверила школы Пермского края, в том числе школу в селе Сепыч, где директором был Александр Поносов. Нашли программы Microsoft, использовавшиеся без лицензий. Было возбуждено уголовное дело, а Поносова привлекли в ноябре 2006 в качестве обвиняемого.

Важно отметить, что в 2006 году резко возросло количество милицейских и прокурорских проверок, связанных с нарушениями авторских прав. Милиция отчиталась о выявлении 7243 преступлений по 146 статье УК в 2006 году (сравните с 2924 преступлениями в 2005-м). Милицейская статистика выявленных преступлений (не только софт, но и музыка, и кино) выглядела следующим образом (по данным mvd.ru):

stat

Прокуратуре не понравилось, что Поносов после первой проверки и предписания устранить нарушения ограничился вынесением выговора учителю информатики, который сам же и отменил на следующий день.

Программы на компьютерах были бесспорно пиратскими, и Microsoft признали потерпевшим. Был допрошен юрист Алексей Потапов из фирмы «Елакс», представлявший по доверенности интересы корпорации в Пермском Крае. Показания его, в общем, сводились к тому, что по закону на использование программ требуется лицензия и что стоит она определенных денег.

В конце ноября 2006 года появились первые публикации в пермских газетах об этом деле и первые просьбы к Microsoft прокомментировать его. О привлечении директора школы в качестве обвиняемого в Microsoft узнали из этих газет.

Часто потом приходилось слышать о том, что де Microsoft решила устроить показательный процесс, да как она спланировала проверку не где-нибудь, а в школе, да в таком далеком селе, да с таким директором.

На самом деле, это была чистая случайность.

Юридическая служба Microsoft в «деле Поносова»

Юристам Microsoft предстояло защитить права корпорации в непростых условиях: мы еще по сути ничего не сделали, а уже «были неправы».

Как только закончились новогодние праздники 2007 года и информация о предстоящем в январе суде в Верещагине над директором Поносовым стала распространяться – пресса не стеснялась в бичевании Microsoft.

Важно отметить, что, будучи потерпевшей стороной, Microsoft обладала крайне ограниченными возможностями влиять на ход процесса. Руководство Microsoft было заинтересовано в том, чтобы поскорее прекратить процесс с использованием имеющихся правовых механизмов – но реализовать существовавшую процедуру примирения было невозможно. Обязательным условием для примирения по уголовно-процессуальному кодексу является необходимость для обвиняемого «загладить вину», а Поносов не считал себя виновным и этого делать не собирался.

Более того, заявление Microsoft о готовности к примирению, сделанное публично в процессе, было впоследствии неверно истолковано – дескать, заставляют директора школы Поносова извиняться.

Многими публичными деятелями, не знакомыми с деталями дела, высказывались предложения “отозвать претензии”. Но никаких “претензий” к Поносову Microsoft и так не предъявляла, и не собиралась этого делать.

Первый суд, состоявшийся в Верещагине, решил закрыть дело за малозначительностью. Слушание происходило на фоне демонстраций учащихся на заснеженной площадке перед зданием суда и в присутствии десятка телекамер в зале. Поносова защищали три защитника, один из общественных защитников был однофамильцем подсудимого – как оказалось, фамилия распространена в Пермском крае.

Это решение было обжаловано и прокуратурой, и Поносовым. В том же году другой судья признал Поносова виновным и приговорил к штрафу в 5 тысяч рублей. Это решение было сначала подтверждено судами кассационной и надзорной инстанции в 2007-м, но в 2008-м дело пересмотрели, и суд оправдал Александра Поносова. Впоследствии он добился извинений от прокуратуры и возмещения государством морального вреда.

Исчерпав законные возможности повлиять на ход этого дела еще зимой-весной 2007 года (несостоявшееся примирение), Microsoft не играла в судебных разбирательствах активной роли. Но это не означает, что юридическая служба ничего не делала. Требовались постоянные совместные усилия со службой по связям с общественностью и с руководством Microsoft для того, чтобы освещение этого дела не оказывало негативного влияния на бизнес корпорации. В результате эта история стала одним из важнейших стимулов к увеличению продаж продуктов корпорации не только в России, но и в бывших советских республиках.

На пике интереса к этому делу, после того как на эту тему 1 февраля 2007 года в ежегодной пресс- конференции высказался Владимир Путин, Михаил Горбачев 5 февраля 2007 года со страниц «Новой Газеты» обратился с открытым письмом к Билу Гейтсу:

“Вы, вероятно, знаете о громком уголовном процессе в России, в котором в качестве потерпевшей стороны выступает Ваша компания. Суть дела заключается в том, что российская прокуратура преследует учителя провинциальной средней школы Александра Поносова, который якобы умышленно использовал в компьютерном классе нелицензионное программное обеспечение фирмы «Майкрософт». Учителю, посвятившему свою жизнь воспитанию детей и получающему за свою работу весьма скромное вознаграждение, несопоставимое с доходами даже рядовых сотрудников Вашей компании, грозит тюремное заключение в сибирских лагерях.

При этом вина учителя представляется очень сомнительной — он купил для школьного класса компьютеры с уже установленным программным обеспечением, которое, как впоследствии выяснилось, было нелицензионным. Однако российский Уголовный кодекс позволяет карать даже тех, кто использует пиратскую продукцию по неведению, не подозревая о ее нелегальном происхождении. Обращает внимание, что те, кто продал Александру Поносову компьютеры с ворованным ПО, оказались вне поля зрения правоохранительных органов. Поэтому многие в России считают этот скандальный процесс заказным и показательным, затеянным по инициативе корпорации «Майкрософт».

Уважаемый г-н Гейтс! Мы с большим уважением относимся к труду программистов Microsoft, вкладывающих свой талант в интеллектуальные продукты компании, и ни в коей мере не подвергаем сомнению сам принцип ответственности за нарушение авторских прав. Однако в сложившейся ситуации мы обращаемся к Вам с просьбой проявить снисхождение и отозвать претензии к Александру Поносову. Этот благородный шаг был бы с воодушевлением воспринят всеми, кто пользуется продукцией корпорации «Майкрософт» в России”.

Microsoft выпустила сообщение для прессы следующего содержания:

Уголовное дело против Александра Поносова было возбуждено российскими властями и в соответствии с российским законодательством. Microsoft не предъявляла гражданского иска г-ну Поносову и не планирует делать это в будущем.

Думаю, софтверной индустрии в какой-то степени повезло с Александром Поносовым, его активная позиция и харизма привела к невиданному дотоле освещению проблемы пиратства в прессе. Но софтверная индустрия не полагалась только на удачу в нулевые, успехи были основаны на четко отстроенной системе охраны авторских прав, о которой расскажу в следующих статьях.

Об авторе: руководитель ООО «Информационное Право», эксперт в области авторского права и информационных технологий, в прошлом – юрист Microsoft

Читать также статью Александра Страха “Лихие нулевые” >>