Дееспособность несовершеннолетнего в отношении своих персональных данных

В нескольких последних проектах, выполняемых нашим агентством, мы столкнулись с одной и той же проблемой – с какого возраста наступает дееспособность субъекта в отношении распоряжения своими персональными данными – передачи их третьим лицам, выражении согласия на обработку и т.д. Ответ оказался совсем непростым и неоднозначным.

В соответствии с частью 6 статьи 9 закона «О персональных данных», в случае недееспособности субъекта персональных данных согласие на обработку его персональных данных дает законный представитель субъекта персональных данных. Для операторов, имеющих дело с несовершеннолетними субъектами, это головная боль и постоянный риск нарушить закон, конституционные права несовершеннолетнего, оказаться ответчиком по иску родителей и т.д.

Возникают эти ситуации довольно часто. Самая распространенная – принятие пользовательского соглашения и получение доступа к контенту на сайте, к платным или бесплатным информационным услугам, к рассылкам и т.п. Усугубляется ситуация анонимностью Интернета, невозможностью в большинстве случаев идентифицировать пользователя и установить его возраст. Но здесь риски для оператора хоть и есть, но не очень большие. А есть ситуации с перспективой существенной материальной ответственности.

Надо ли брать согласие на обработку персональных данных в отношении учащихся учебных заведений, если обучение не предусматривает заключение договора? Если да, то у кого – у учащегося или его родителей? С какого возраста?

Кроме учащихся, есть многочисленные группы несовершеннолетних – участников творческих и спортивных соревнований, юные актеры и модели, имеющие вполне профессиональные контракты, и многие другие.

Так что делать?

Если кто не знает, Гражданский кодекс РФ вводит три возраста дееспособности.

Гражданская дееспособность, т.е. способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их возникает в полном объеме, в соответствии с частью 1 статьи 21 ГК РФ, с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении 18-летнего возраста. Если законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший 18-летнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак.

Часть 1 статьи 26 ГК РФ предусматривает, что в возрасте от 14 до 18 лет юноши и девушки вправе совершать сделки, за исключением перечисленных в части 2 той же статьи, только с письменного согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей или попечителя.

Без согласия законного представителя можно:

1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами;

2) осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

3) вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими;

4) совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные частью 2 статьи 28 ГК РФ – см. ниже.

При этом несовершеннолетние, совершая перечисленные действия, самостоятельно несут имущественную ответственность и за причиненный ими вред.

Ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами может только суд, при наличии достаточных оснований, и по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства, кроме случаев, когда несовершеннолетний успел вступить в брак.

Но и здесь есть нюансы. Статья 27 ГК РФ с красивым названием «Эмансипация» предусматривает, что несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью.

Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органа опеки и попечительства с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, либо при отсутствии такого согласия, – по решению суда.

После такого важного события законные представители эмансипированного чада уже не несут ответственность по его обязательствам, в частности, по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда.

Наверное, для многих будет неожиданностью узнать, что есть дееспособность и у детишек от 6 до 14 лет. Это указано как раз в упоминавшейся выше части 2 статьи 28. Они могут без участия родителей или иных представителей совершать (1) мелкие бытовые сделки (естественно, кодекс не определяет, что под них подпадает, мы включаем здравый смысл и полагаем, что это покупка мороженого или воздушного шарика, например), (2) сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации, а также (3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Но имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Эти лица, в соответствии с законом, также отвечают за вред, причиненный малолетними.

Самое интересное, с точки зрения рассматриваемого вопроса, – это сделки за номером (2), направленные на безвозмездное получение выгоды. Под эту категорию вполне подпадает принятие пользовательского соглашения на сайте сети Интернет, а оно часто требует в качестве акцепта представления своих персональных данных.

И что же, пусть неграмотный шестилетка занимается этим на законном основании?

Не думаю.

А думаю вот что. Дееспособность в отношении своих персональных данных у субъекта наступает в возрасте 14 лет, когда он лично, а не его представители, получает паспорт, который, в терминах Научно-практического комментария Роскомнадзора, имеет идентификаторы субъекта, присвоенные государством и которые сами по себе однозначно определяют физическое лицо (стр. 16 комментария).

Было бы странно выдавать такой документ и ограничивать его самостоятельное использование обладателем в случаях, когда законом такие ограничения прямо не предусмотрены.

С другой стороны, статья 61 Семейного кодекса РФ предусматривает, что родительские права прекращаются по достижении детьми возраста 18 лет (совершеннолетия), а также и в других установленных законом случаях приобретения детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия. А статья 64 Семейного кодекса устанавливает, что родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий. Значит, действия, предусмотренные частью 6 статьи 9 закона «О персональных данных», в отношении 17-летнего абитуриента или бегуна-полумарафонца должны выполнить его родители?

Все не так просто.

Часть 2 статьи 54 закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» дает право несовершеннолетним в возрасте старше 15 лет, больным наркоманией несовершеннолетним в возрасте старше 16 лет на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него. С согласием на трансплантацию в качестве реципиента еще хуже, но об этом писать не буду – страшно.

В соответствии со статьей 9 закона «О гражданстве Российской Федерации», для приобретения или прекращения гражданства Российской Федерации ребенком в возрасте от 14 до 18 лет необходимо его согласие, что точно требует представления персональных данных. Про согласие родителей в законе нет ничего.

Статья 58 закона «Об актах гражданского состояния» дает право 14-летнему ребенку переменить свое имя, включающее в себя фамилию, собственно имя и (или) отчество, т.е. по своему усмотрению, без родителей, распорядиться персональными данными.

Статья 20 Трудового кодекса РФ в общем случае устанавливает, что вступать в трудовые отношения в качестве работников имеют право лица, достигшие возраста 16 лет, а в случаях и в порядке, которые установлены Кодексом, также лица, не достигшие указанного возраста. С момента начала трудовых отношений такие лица приобретают все права, предусмотренные главой 14 ТК РФ как субъекты персональных данных.

Аргументы можно приводить и дальше, их в наших законах много.

Поэтому резюмирую. Дееспособность в отношении своих персональных данных, в том числе право выражать согласие на их обработку и предоставлять иным лицам по своему усмотрению, наступает в возрасте 14 лет.

Хорошо бы по этому поводу услышать мнения регулятора и надзорного органа, но, увы, они пока молчат.

Источник 

Персональные данные детей – типичные проблемы
В мае 2014 года впервые специалисты Роскомнадзора попытались проанализировать попавшие в Интернет персональные данные российских детей.

Обнаруженные данные содержали списки воспитанников детских садов, учеников школ, с указанием их фамилии, имени и отчества, даты рождения, места проживания, социального статуса родителей и самих детей (многодетная семья, мать-одиночка, безработные родители, дети сотрудников правоохранительных органов, дети-сироты). Однажды на сайте образовательного учреждения был выявлен список детей, направляемых на психоневрологическую комиссию.

Роскомнадзор и его территориальные органы с мая 2014 года направляют в адрес владельцев сайтов требования об удалении обнаруженных персональных данных о детях.

Владельцы сайтов добровольно удалили 90% информации, содержащей персональные данные детей.

Размещение подобной и не обезличенной информации не соответствует цели её обработки. Роскомнадзор неоднократно обращал внимание операторов персональных данных на то, что их обработка не должна быть избыточной по отношению к цели обработки. Следует всегда задаваться вопросом «ради чего данные о детях и их родителях собирались?»

Следует отметить, что ключевой принцип международного и российского законодательства в области персональных данных формулируется так: «Обработка персональных данных должна ограничиваться достижением конкретных, заранее определенных и законных целей. Не допускается обработка персональных данных, несовместимая с целями сбора персональных данных».

Например, в случае, когда данные собираются для информирования родителей, выкладывание данных о детях в Сети не будет соотноситься с целью обработки, ради которой эти данные собирались, даже при наличии отдельного согласия родителей на такую обработку.

Надлежит разграничивать предоставление доступа к информации и распространение данных. Так, размещение информации в сети Интернет квалифицируется именно как распространение информации неограниченному кругу лиц в публичном информационном источнике.

Лишь обработка персональных данных детей в виде предоставления доступа ограниченному кругу лиц будет соответствовать целям образовательной деятельности.

Из статьи Антонины Приезжевой

“Персональные данные: недетские проблемы”>>