Датские капITулянты

Назначенный в ноябре прошлого года министром иностранных дел Дании Андерс Самуэльсен (Anders Samuelsen) учредил должность посла своей страны по особому поручению: вести датские дела с Microsoft, Google, Facebook и прочими транснациональными IT-компаниями напрямую, минуя Госдеп. Новостей об этом в начале недели было много, одна из наиболее информативных, на наш взгляд, статей опубликована в Washington Post.

Должность «digital ambassador» Дания ввела первой в мире, утверждает датский МИД. Это не так. Дэниел Сепульведа (Daniel A. Sepulveda), в 2013 году назначенный на должность координатора по международным коммуникациям и информационной политике Госдепа США, имел ранг посла своей страны, в качестве посла США проводил политику с позиции силы. На эту политику Дания теперь формально согласилась.

Неформально же с такой политикой согласны все, даже Германия, которой и Сноуден не помог пересмотреть взгляды. Исключение составляют Россия, Китай, Иран, пострадавшая Сирия и некоторые другие. Из крупных стран, возможно, ещё Бразилия. При президенте Дилме Руссефф в этом сомневаться не приходилось, она в 2014 году приняла в Сан-Паулу NETmundial, где мультистейкхолдеризм (модель управления с равноправным участием «заинтересованных сторон», лишь одной из которых являются государства, наряду с компаниями, университетами, общественными организациями и экспертами – ред.) хотя и был поддержан, однако вопрос о том, так ли уж он необходим, обсуждался. Со сменой президента ясности в позиции Бразилии стало меньше.

Самуэльсен объясняет необходимость назначения digital ambassador тем, что Google, Apple, Facebook и им подобные сравнимы с государствами по бюджету. Действительно, IT-индустрия США в 2015 году заработала 215,6 миллиарда долларов, что не всякой европейской стране по силам. Деньги – критерий небесспорный, это всё равно, что сравнивать животных по весу, не классифицируя. Однако Дания им руководствуется и, более того, полагает, что её примеру последуют другие страны.

Задача цифрового посла состоит в соблюдении интересов граждан Дании, которые фактически зависимы от IT-гигантов. Технологии, онлайн-сервисы, а также данные датчан, которыми владеют Facebook и Google, положение датского государства по отношению к американским IT-компаниям – такова предметная область, интересующая цифрового посла. Работать он будет не один, аппарат МИД тоже подключится. Деталей, впрочем, Самуэльсен не знает, цифровому послу ещё не написали должностные обязанности. Взаимодействовать с Apple-Google-Facebook, и всё тут.

Сепульведа, ныне отставленный (Трамп отправил в отставку всех послов США разом), должен быть доволен. Три года он воевал под знаменем мультистекхолдеризма за то, чтобы государства смирились с ролью миноритариев в управлении Интернетом, а не требовали международного права в киберпространстве. И вот пожалуйста, первый пошёл. Дания согласна.

Конечно, между Facebook, Apple и Google, с одной стороны, и ICANN, чьим послом фактически и был Сепульведа – с другой, есть разница. Я, пользователь, ясно её вижу. Но будь я государством, не заметил бы ни малейшей. Компания и есть компания. Она может обеспечить государству мир или победу в войне, как, например, сталелитейные заводы Круппа, но войну она не ведёт и мир не заключает, это дело государств.

США же придумали сделать ровно наоборот. Какая ООН, какое международное право? Мультистейкхолдеризм! Государства, пожалуйте в специальный комитет, где целых пять мест для ваших представителей, и оттуда влияйте на управление Интернетом.

До тех пор, пока функции IANA оставались у правительства США, другому государству хотя бы теоретически было с кем разговаривать на равных по поводу киберпространственных дел. Теперь, когда функции IANA перешли от правительства США к ICANN, по поводу разделегирования, не дай Бог, домена .ru (да-да, я знаю, это теоретическое допущение, в действительности такое разве может случиться) – что делать, кому и куда жаловаться, с кем разговаривать?

Google и Facebook с точки зрения государств в этом смысле мало чем отличаются от ICANN, они тоже владеют технологиями двойного назначения, и реальную зависимость от них испытывают все государства, кроме одного.

Дания, учредив должность «цифрового посла», капитулировала перед новым мировым порядком, согласилась на функцию вассала IT-компаний, признала их равноправными контрагентами государств. Отдала цифровой суверенитет на аутсорсинг и назначила для аутсорсеров специального посла. Не задаром, конечно — Apple и Facebook туземную инициативу поощрят, построят в Дании дата-центры.

Россия (информационную войну с которой Самуэльсен тоже отдаёт на аутсорсинг американским компаниям, так прямо цель и обозначил) дипломатическую IT-деятельность тоже ведёт. Получается не так гладко, как у Дании – за переговоры с датскими дипломатами в Америке CEO IT-компании не уволят, а вот за контакты с русскими или даже бразильцами могут.