Что несёт импортозамещение отечественным программистам

Российский IT-бизнес в связи с политикой импортозамещения находится в состоянии неопределённости.

Теоретически идея неплоха и призвана обеспечить государственную информационную безопасность. А то вдруг в чужеродном ПО какая дыра для утечки секретных данных организована? Ну или просто «отключат за неуплату»? Насколько я понимаю, тот же запуск «Яндексом» собственного смартфона – вполне себе элемент в поддержку политики импортозамещения.

Однако это означает полную замену экосистемы, десятилетиями создававшейся методами проб и ошибок. Ведь сама по себе операционная система, текстовый редактор и т.п. – только элементы экосистемы ПО, в которой есть ещё почтовые клиенты, специализированное ПО, отраслевые системы и много чего ещё.

Не пытаясь дать оценку разумности и реализуемости этого подхода, хотел бы поделиться нашим скромным опытом.

Мы отечественный производитель библиотек (по созданию отчётов, документов) для программистов. Так уж получилось, что едва ли не единственный отечественный. Т.е. большинство приложений, которые делают какие-то документы, так или иначе используют наши библиотеки.

Итак. По пунктам.

1. Нужно использовать отечественные программы, но запускаемые под любыми операционными системами?

До недавнего времени было так, тем не менее, официально заявленный курс предполагает поэтапное импортозамещение всех уровней ПО – и операционных систем тоже. Причём к операционным системам в критических сферах (например, оборонке) применяются требования официальной ИБ-сертификации.

С учётом трудоёмкости написания с нуля операционной системы широкого назначения, а также дальнейшей обвязки этой операционной системы полноценными бизнес-приложениями, очевидное решение (которое в основном сегодня и применяется) – наследование операционных систем с открытым исходным кодом, прежде всего Linux, и создание на основе Linux дистрибутивов-сборок.

Производители программного обеспечения для отечественных структур систематически обращаются к нам для подтверждения совместимости с какими-либо отечественными операционными системами. Мы вместе делаем прототипы, уточняем, дорабатываем что-то. Иногда что-то дорабатывается с их стороны.

В общем, это работает. Адаптировать прикладное ПО под Linux, если вопрос стоит так, можно.

2. А у вас разве есть что-то для Linux?

Да, более всего в мире известны наши библиотеки генераторов отчётов для Delphi и для платформы .Net, тем не менее, с учётом нынешних реалий в РФ, значительно вырос спрос на наши же решения для Lazarus (это кросс-платформенный OpenSource-аналог Delphi) и Mono – OpenSource кросс-платформенный аналог .Net-фреймвёрка.

Более того, относительно недавно мы запустили собственный OpenSource генератор отчётов для Microsoft Core.

3. Microsoft? О каком импортозамещении тогда может идти речь?

Тут важнее, что это OpenSource-проекты. То есть все исходные коды продуктов полностью доступны аудиту. Можно проверить и подтвердить их безопасность, надёжность, да и сопровождать самостоятельно, без привлечения кого бы то ни было со стороны. Тот же Core – тоже OpenSource-проект.

Кстати, наши продукты, даже которые не «опенсорс», по лицензии передаются покупателю с исходными кодами. Производители бизнес-приложений получают полный контроль над всеми исходниками своих приложений, в том числе сторонними библиотеками.

4. Как вообще определяется «отечественность» ПО?

Для этого есть специальный реестр отечественного программного обеспечения. Экспертный совет с некоторой регулярностью проводит заседания и решает, включать или не включать в реестр программный продукт. Систематически происходят громкие скандалы по факту либо включения зарубежного коммерческого ПО («перелицованного» под отечественное), либо по факту отказа отечественному программному продукту во включении в реестр. Кроме того, сами требования меняются. К примеру, с определённого момента в реестр будет не попасть программным продуктам, базирующимся на зарубежных фреймвёрках, которые используют иностранные системы управления базами данных.

Попадает ли под определение «иностранного» программное обеспечение с открытым исходным кодом, пока непонятно.

Мы в реестре есть, прошли туда одними из первых, даже инструкцию по попаданию в реестр написали.

5. А что это за генераторы отчётов такие?

Современная разработка программного обеспечения для бизнеса держится на трёх китах – кексе, компотиках, т.е., тьфу ты, базах данных, интерфейсе (визуальной части) и отчётиках (под ними мы понимаем любые документы – счета, квитанции, чеки и т.п., по сути, именно они превращают данные в информацию). Вот этого третьего кита мы и производим – документы эти наша библиотека позволяет сохранять в десятках различных форматов (html, PDF, форматы офиса и электронных таблиц, причём как MS Office, так и OpenOffice, который, к слову сказать, в какой-то момент был провозглашён тоже официальным форматом для электронного документооборота на государственном уровне).

Этот фрагмент текста похож на рекламную паузу, но он нужен, т.к. информативен.

6. Вот вы тут сказали, что на весь мир продаёте. Там тоже протекционизм?

Мы не заметили. К примеру, Германия, где в своё время тоже объявлялся курс на «линуксизацию» госсектора (эксперимент объявили неудавшимся). Там есть очень сильные наши конкуренты, но страна как была, так и остаётся наши крупнейшим европейским IT-рынком. Он открыт для иностранцев, они могут получать и госзаказы.

Полагаю, если бы в какой-либо стране, значимой с точки зрения объёма IT-рынка, был курс на отечественное ПО, мы бы рынка этой страны не видели в принципе, либо, если бы шла речь о «мягком импортозамещении через опенсорс», видели бы перекос спроса в сторону наших генераторов отчётов для опенсорсных средств разработки. Но ничего такого не видим.

Давайте подытожим

В условиях импортозамещения нам с вами придётся жить неопределённо долгое время. Можно относиться к этому как к риску технологически откатиться назад, и очень сильно (такой риск, несомненно, существует). А можно — как к возможности, обеспеченной высвобождением некоторых рыночных ниш. То, что такие возможности возникли, мы видим по изменению спроса на наши продукты: выросли госзкаказы на продукты, не востребованные ранее госсектором.

Об авторе: Михаил Филиппенко – основатель и генеральный директор компании «Фаст Репортс».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ:

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 × два =