Артём Верховцев, Воронежская область: «Цифровой экономике» требуется тюнинг

Предлагаем вашему вниманию интервью заместителя председателя правительства Воронежской области Артёма Верховцева – речь в нём о единой информационной платформе госуправления, кадрах, нацпрограмме «Цифровая экономика», федеральных субсидиях и обмене региональными практиками.

— Каковы основные направления деятельности департамента цифрового развития Воронежской области?

Департамент существует достаточно долго, терминология за это время поменялась. Раньше это были автоматизация и информатизация, потом был этап электронных услуг, сейчас все понимают, что цифровая трансформация – это несколько шире, она охватывает не только образование, здравоохранение, финансы и прочее, но также и реальный сектор экономики. Сегодня только формируется понимание, как с этим работать.

Что касается департамента, я бы отметил две вещи. Первая – это всё, что касается нацпроекта «Цифровая экономика» (национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации») и в части инфраструктуры, и в части информационной безопасности, а также кадров для цифровой экономики и сквозных технологий.

Второе. Департамент цифрового развития фактически является единым координирующим органом, который определяет единую технологическую политику госорганов в области информационных технологий. Он является фактически единым органом по цифровой трансформации.

— Как бы вы в общем охарактеризовали состояние отрасли связи и информационных технологий в регионе?

За счёт того, что в Воронежской области сильная математическая школа, наш регион богат на кадры. У нас сегодня «приземлились» и успешно функционируют многие представительства зарубежных и российских IT-компаний. Они ведут как поддержку, так и разработку программного обеспечения.

Сегодня в IT-сфере в регионе занято больше 10 тысяч специалистов, из них больше 5 тысяч — разработчики. У нас 120 тысяч студентов из миллиона жителей, это второй результат в Центральном федеральном округе после Москвы. Ежегодно выпускаются из вузов 20 тысяч. По состоянию на 2016 год было 2400 выпускников по IT-специальностям, сейчас эта цифра больше благодаря правильной политике Минкомсвязи и правительства. Увеличиваются квоты по IT-специальностям, увеличивается количество бюджетных мест. Конкурс при этом растёт — на бюджетные места, по современной терминологии, необходимо 85-90 баллов (из максимальных 100, которые можно получить на ЕГЭ — ред.)

IT-компетенции Воронежского государственного университета

В вузе, в частности, функционируют:

  • Центр развития технологий ИИ (совместно с АО «Концерн Созвездие»)
  • Лаборатория телекоммуникационных систем и радиоэлектронной борьбы (совместно с АО «Концерн Созвездие»)
  • Научные лаборатории машинного обучения, анализа больших данных (НЛМК) и робототехники (Интехрос)
  • Центр изучения информационных технологий (AT Consulting)
  • Региональный ресурсный центр компетенций «Цифровая экономика»

Корпоративные программы магистратуры и Центры корпоративного обучения:

Презентация «IT-компетенции Воронежского государственного университета» >>

— Какие крупные цифровые проекты реализованы и реализуются?

Мы заключили трёхлетний контракт на проект «Цифровая школа». Есть федеральный проект, по которому образовательные учреждения подключаются к Интернету. Наш контракт подписан в 2018-м году с последним платежом в 20-м году, он предполагает строительство не только инфраструктуры до школы, но и внутренней школьной инфраструктуры: строительство локальных сетей, хранилищ и прочего. Плюс на это накладывается пакет сервисов – единая цифровая библиотека, видеоконференцсвязь для образовательной среды, IP-телефония. Это не просто проведение кабеля к школе, а комплексный набор сервисов для образовательных учреждений. До конца 2019 года мы закончим физическое подключение школ к этому сервису.

Кроме того, создаем единую кадровую службу органов власти внутри правительства, что требует единого решения. Мы уже подписали акт о вводе сервиса в промышленную эксплуатацию.

Федеральный сегмент консолидирует данные о госслужащих, а кадровое администрирование ведётся на региональной части, её (региональную систему — ред.) «наверх» отдавать не надо. Она закрывает все потребности по кадровому администрированию: начисление заработной платы, подбор, набор, резерв кадров. Выполнены требования и по подключению к федеральному сегменту.

Система введена в промышленную эксплуатацию в этом году, она удовлетворяет всем требованиям по информационной безопасности, по персональным данным.

Сейчас мы ведём проект с министерством финансов по созданию единой бухгалтерской службы. Это цифровое решение, которое будет использоваться в единой бухгалтерии. Здесь тоже много вопросов – собрать, консолидировать всю бухгалтерию, чтобы эти операции по проводкам, по бухгалтерскому сопровождению процессов собрать в одном месте, привести к единому стандарту, централизовать и оптимизировать. Должен идти двусторонний обмен с кадровой системой, более того, она должна взаимодействовать с системой контроля и исполнения бюджета, с «Электронным бюджетом» и прочее. Это масштабная, сложная задача.

Мы уже хорошо продвинулись, и с января в двух пилотных органах исполнительной власти и трёх подведомственных учреждениях начнём практическую отработку, отладку всех процессов. Полностью централизованная бухгалтерия во всех органах власти должна заработать к 21-му году. Следующий год у нас отводится на практическое внедрение, на выстраивание всех процессов. Задача масштабная, может потребоваться много корректировок на первом этапе, поэтому мы себе следующий год на отработку отвели.

В начальной стадии ведётся проект по созданию единой технологической платформы государственного управления — то есть некой единой витрины данных с в принципе одноразовым вводом для многоразового использования и сохранности данных.

— Вы говорите о национальной системе управления данных?

Вот есть НСУД, и мы являемся пилотным регионом по её созданию, потому что у нас назрела собственная необходимость, губернатор поручил подумать о создании некой единой информационной платформы в сфере госуправления. Органы власти генерируют достаточно большое количество данных, и сегодня все эти данные зачастую в бумаге или в разном непонятном виде. Мы уже утвердили дорожную карту с основными этапами по созданию системы управления данными. Сейчас проведём инвентаризацию этих данных, поймем, каким образом их можно систематизировать. Затем их все нужно будет привести к единому виду, верифицировать, проиндексировать, чтобы их можно было многократно использовать как внутри процесса госуправления, так и отдавать наружу — либо в сферу оказания услуг, либо какому-то бизнесу.

— Пока еще рано что-то говорить об этом пилоте?

По результатам — да. Мы сейчас на этапе инвентаризации. В соответствии с дорожной картой к концу следующего года концепция уже точно будет понятна.

— Успешные проекты в Воронежской области — были ли они тиражированы?

Если говорить про госсектор, то у нас есть свое решение в виде системы гарантированного информационного обмена — это интерфейс для СМЭВ. То есть все органы власти у нас взаимодействуют между собой через СМЭВ, через это наше региональное решение, в разработке которого принимал участие наш опорный университет. Это решение мы успешно эксплуатируем уже лет восемь-девять, и у коллег есть практика по внедрению этого решения в других регионах.

Более яркий пример (не в госсекторе) – «Релэкс», они экспортируются на рынки США, Кореи, Японии. Решение по фотовидеофиксации нашей группы компаний Angels IT используют 68 субъектов РФ.

— Как насчёт поддержки программистов — будет ли у вас какая-то дополнительная мера, к примеру, льготы на ипотеку?

Пока без ипотеки. Мы не видим в этом необходимости, хотя и готовы это обсуждать. Наши IT-компании готовы брать специалистов и готовы платить им за их работу. Говорить о том, что тут нужна льготная ипотека [пока преждевременно]…

Мы сейчас думаем над тем, чтобы предоставить налоговые льготы IT-компаниям, потому что у них зачастую основной налог — НДФЛ, а это нагрузка довольно серьёзная. Ищем возможность в рамках своих региональных полномочий какие-то вещи «подкрутить», оптимизировать. Если мы увидим, что нужно поддерживать конкретно молодых специалистов, обязательно что-нибудь будем делать, но сейчас, говоря объективно, у нас есть другие категории населения, которые более в этой поддержке нуждаются, чем IT-специалисты, за которыми работодатели стоят в очереди.

От редакции: В среду, 13 ноября, стало известно, что Воронежская областная дума разрабатывает законопроекты о налоговых льготах для IT-компаний. Основные параметры документов, которые законодательно обеспечат благоприятный налоговый режим организациям в сфере информационных и коммуникационных технологий, будут подготовлены до 1 декабря текущего года.

IT-отрасль Воронежской области

За последние пять лет в Воронежской области в два раза вырос удельный вес занятых в секторе ИКТ в общей численности занятого населения, объем рынка информационных технологий в Воронежской области увеличился более чем в три раза.

Системная работа по популяризации услуг в электронном виде способствовала росту доли граждан Воронежской области, зарегистрированных в ЕСИА, до 77,3 % (более полутора миллиона человек).

По итогам 2018 года в Воронежской области значение показателя по доле граждан, использующих механизм получения услуг в электронной форме, достигло 74,1% при целевом значении 70%.

В целом за последние 5 лет Воронежская область значительно улучшила позиции в рейтинге регионов по уровню развития информационного общества, поднявшись в 2017 году с 46 на 19 место.

В регионе работают 82 компании, аккредитованные Минкомсвязью.

Из презентации Артёма Верховцева о социально-экономическом потенциале Воронежской области по направлению «Цифровая экономика».

См презентацию «О ресурсном потенциале Воронежской области для развития цифровой экономики» >>

— Можете что-нибудь сказать о федеральной поддержке? Получает ли регион субсидии на цифровые сервисы?

Последнее время политика субсидирования регионов сосредоточена на уровне [федерального] министерства. Например, мы сейчас являемся получателями субсидий по автоматизации контрольно-надзорной деятельности. Тут сумма небольшая, но тоже подспорье.

А до 2019-го года во всех случаях субсидирования Минкомсвязи — мы везде являлись получателями, и все реализованные таким образом проекты признаны успешными.

То, что сегодня Минкомсвязь пошла в сторону большей поддержки реального сектора, то есть большего субсидирования компаний, нежели регионов — я считаю, правильное решение. Пока очень много вопросов по критериям, по механизму. Они только объявили конкурс, и мы сейчас будем смотреть, сможет ли кто-то из наших компаний встроиться, заявиться, адаптироваться.

— Какие национальные проекты наиболее успешно реализуются в вашем регионе? И как на их фоне выглядит цифровая экономика?

Прежде всего это «Безопасные качественные дороги» — работы по этому проекту мы завершили одними из первых. Асфальтовое покрытие, строительство, ремонт, благоустройство, прилегающие разметки и так далее. Стройка и жилье — порядка 1,7 миллиона квадратных метров ежегодно вводится, причём жилье достаточно высокого качества. В образовании есть очень хорошие успехи, в здравоохранении.

— Счётная палата недавно представляла цифры — 12% бюджетных средств на цифровую экономику освоено…

Ну что это за показатель — освоение бюджетных средств? Мне очень нравится: сейчас все регионы регулярно контролируют по проценту освоения, например, стройки социальных объектов, но что это дает? Если контракт заключён в мае — в ноябре пойдут проверки, в декабре, условно, будут заплачены деньги и будет стопроцентное освоение по этому объекту. В июне о чем говорить?

Поэтому говорить о том, что цифровая экономика по показателю освоения отстаёт — не то. А что касается содержания нацпроекта в целом: и по многим другим нацпроектам сейчас пришло понимание того, что требуется какой-то тюнинг. Потому что есть цели, поставленные президентом, и становится понятно, что какие-то редакции необходимо внести, чтобы к 2024-му году к реализации этих целей прийти. То же самое скорее всего будет и с проектом цифровой экономики. С кадрами, я думаю, сейчас всё-таки отношения поменяются, и с тем, что касается нормативного регулирования. Называли цифры: в рамках нацпроекта должны были разработать столько-то нормативных документов, а разработали всего столько-то… А у нас — представьте себе нормативный документ, который будет регулировать ИИ, или, например, криптовалюты: это документ в чистом поле! И говорить о том, что его в срок не исполнили… Нехорошо, конечно, что не исполнили, но всё же есть какие-то объективные обстоятельства.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ:

Please enter your comment!
Please enter your name here