Александр Албычев: Госуслуги стали локомотивом ИТ

78

Автор: Павел Захаров. «Вслух.ру»

Информационные технологии – это огромная отрасль, представить которую целиком – задача крайне сложная. Это Интернет, сети, мобильная связь, интернет-сервисы, электронные услуги, компьютерное и сетевое оборудование, которые развиваются одновременно. О том, как изменилась отрасль за последние годы, корреспондент «Вслух.ру» поговорил с директором департамента информатизации Тюменской области Александром Албычевым.

– Александр Сергеевич, какое событие в сфере информационных технологий Тюменской области вы могли бы назвать ключевым?

– Ключевую роль в информатизации Тюменской области за последние годы сыграло создание инфраструктуры электронного правительства. Благодаря организованным каналам передачи данных органы исполнительной и муниципальной власти подключены к единым информационным системам.

Созданные нами основной и резервный центры обработки данных позволяют государственным и муниципальным служащим безотказно работать в информационных системах и оказывать услуги гражданам, а главное – реализовать централизованные подходы при развитии и расширении всей инфраструктуры.

Раньше каждый орган власти самостоятельно приобретал и эксплуатировал серверы и оборудование. Где-то сервер стоял в более-менее нормальном, удовлетворяющем требуемым условиям помещении. А где-тона компьютере с критичной информационной системой стоял горшок с цветами, которые постоянно поливали, – в любой момент сбой в системе мог привести к полной потере данных.

Закупки делались хаотично, бессистемно. При этом стоимость таких закупок была в разы выше, ведь покупать большие вычислительные мощности выгоднее, чем множество небольших серверов.

Единое защищенное информационное пространство IP-VPN и ЦОДа позволило нам создать корпоративное облако и централизовать ведомственные информационные системы. Благодаря использованию таких технологий эксплуатация информационных систем не требует колоссальных усилий, а также затрат на обучение специалистов, которых зачастую просто нет в муниципалитетах.

– Иначе говоря, для того чтобы электронное правительство работало, нужны специалисты только здесь?

– Всем участникам наших информационных систем предоставляются, по сути, сервисы: через ярлычок на рабочем столе чиновник получает доступ к единому информационному пространству.

Мы создали Удостоверяющий центр правительства Тюменской области, аттестованный и аккредитованный по всем требованиям, и стали выпускать квалифицированные электронные усиленные подписи, носителем которых стала электронная карта. Выдаваемые сертификаты проверки ключа электронной подписи на картах служат как для входа в государственные информационные системы, так и для подписания документов в электронном виде, что позволяет заменить бумажный документооборот электронным.

– Что еще необходимо сделать в обозримом будущем?

– Нам предстоит построить еще много информационных систем. Некоторые органы власти уже достаточно продвинулись в сфере информатизации, а некоторые только начинают заниматься этим вопросом. Какая бы информационная система для нужд органов власти не создавалась, это происходит в соответствии с определенными требованиями и правилами.

Главное требование, которое мы предъявляем: система должна быть реализована с использованием облачных сервисов, легко масштабироваться и интегрироваться с другими системами. Она также должна поддерживать квалифицированную усиленную электронную подпись, удовлетворять условиям по защите персональных данных. Еще одно из основных условий – наличие среды для тестирования.

– В чем ее суть?

– У любой информационной системы есть так называемый боевой продуктив – среда, в которой обрабатываются реальные запросы и предоставляются реальные услуги. Но информационные системы постоянно развиваются, и раньше все изменения применялись на продуктиве, что приводило к временным сбоям во время каждого обновления.

Серьезные же системы строятся в паре с тестовой средой – именно в ней и проводятся все эксперименты. Причем тестовая система – это некий слепок текущей конфигурации, что позволяет с минимальными усилиями в течение пары часов обновить продуктив, и на 99% избежать сбоев. Кроме того, некоторые системы имеют еще одну дополнительную среду – среду разработки.

Мы готовы интегрировать информационные системы в нашу инфраструктуру только при выполнении данных условий, никак иначе.

– Построить такую инфраструктуру с нуля за четыре года – задача сложная. Вы на что-то ориентировались? Были ли такие решения в России на момент создания нашей?

— Конечно. При строительстве инфраструктуры и внедрении информационных систем мы ориентировались на крупный бизнес, который в вопросах информатизации на тот момент ушел далеко вперед.

Однако, уже сегодня уровень внедрения информационных технологий в госсекторе показывает значительный рост.

Сделан серьезный шаг, теперь госорганы стали локомотивом в отрасли ИТ и основным заказчиком инновационных технологий. Такой переворот состоялся во многих регионах нашей страны, в том числе и в Тюменской области.

– Есть ли какой-то запас для развития государственных информационных систем в Тюменской области? Чем больше пользователей, тем больше данных. Чем больше данных, тем больше нагрузка. Справится ли ЦОД?

– Основной принцип, заложенный в ЦОД, – масштабируемость. Пока никаких сложностей мы не испытываем. Главное ограничение – помещение, но и оно позволяет нам развиваться в течение ближайших10–15 лет.

Самые дорогие инвестиции – в помещение для размещения ЦОДа: нужно создать систему кондиционирования, электропитания, пожаротушения, дизельной генерации. Огромные затраты возникают, когда заканчивается площадь для размещения серверов. Добавлять платы и покупать серверы – намного дешевле.

– С точки зрения санкций, что случится с электронным правительством, если будут ограничены продажи программного обеспечения зарубежными производителями?

– Самое страшное, что может произойти – если мы будем лишены возможности обновлять имеющиеся программы. В масштабах домашнего использования компьютера это не критично, однако, в масштабах функционирования электронного правительства это будет проблемой.

Власти на федеральном уровне сейчас серьезно озадачены этим вопросом, да и мы тоже. Мы поддерживаем политику импортозамещения и развиваем отечественное программное обеспечение. Санкции, таким образом, стимулируют наше собственное развитие.

Все российские разработчики считают, что конкурировать с популярными зарубежными продуктами крайне тяжело, что просто нет смысла создавать что-то альтернативное. Но сложившаяся ситуация говорит об обратном – нужно стремиться быть независимыми по всем направлениям, в том числе и в сфере ИТ.

– Если говорить об Интернете и о его распространении на территории Тюменской области. Как ситуация изменилась за последние годы, допустим, с 2007 года?

– В 2006–2007 году в Тюмени проникновение Интернета составляло около 30–35%, а в области – 15%. Сейчас областная столица приблизилась к 70%, а область к 25–30%. То есть рост произошел в два с лишним раза за несколько лет.

Раньше операторы связи больше концентрировались на Тюмени: здесь они строили инфраструктуру и активно ее развивали. Но теперь насыщение рынка такое, что развиваться больше некуда: 70% – это Интернет практически в каждой квартире. Это ведь процент от населения, а не от домохозяйств.

Проще говоря, сегодня в каждом тюменском доме есть Интернет. Если у вас есть проводной Интернет от одного оператора, и, кроме того, все члены семьи имеют гаджеты и пользуются мобильным Интернетом от других операторов, то становится практически невозможно определить процент концентрации Интернета в квартире.

Сейчас операторы начинают осваивать новые рынки. Приход технологии 4G связан с тем, что широкополосный доступ становится востребованным в районных центрах и отдаленных населенных пунктах, где на сегодняшний день нет необходимой инфраструктуры.

– А что касается сотовой связи, остались ли за эти годы еще глухие места, где сигнала нет?

– Глухие места есть, например, в Уватском районе, где мало населенных пунктов и большие площади, в отдаленных труднодоступных территориях Заболотья. Для подключения этих районов к системе межведомственного взаимодействия нам приходилось использовать спутниковый Интернет. Никакой другой инфраструктуры там просто нет. Но таких точек немного.

Все трассы и дороги Тюменской области полностью покрыты сотовой связью, райцентры тоже. Без связи остаются менее 7% сельских поселений.

На сегодняшний день между Минкомсвязью России и Ростелекомом подписан 10-летний контракт, в рамках которого к Интернету будут подключаться все населенные пункты с численностью жителей свыше 250 человек. Это очень приличный заказ и серьезный рывок для отрасли, потому что при строительстве будут прокладываться современные волоконно-оптические линии связи, и это послужит толчком для дальнейшего развития инфраструктуры. Ведь сами операторы связи в села не идут, т.к. не видят в этом возможности получать прибыль.

Наша задача – разрабатывать новые электронные сервисы, чтобы с приходом Интернета в маленькие населенные пункты жители сразу получали пакет социально значимых электронных услуг.

– Как мне кажется, появление мобильных приложений типа «Медицина 72» – это определенный тренд. Так ли это? Госуслуги будут развиваться в этом направлении?

– Безусловно. Мир стремится к большей мобильности: от использования персональных компьютеров он повернулся в сторону планшетов и коммуникаторов. Все начинают пользоваться услугами с мобильных устройств.

Персональные компьютеры потихоньку уходят на задний план. Уже второй год подряд в мире продается больше планшетов, чем ПК. Все крупные игроки компьютерного рынка переориентировались на них и инвестируют серьезные средства в разработку программного обеспечения для мобильных устройств.

Со своей стороны, мы создали региональную сеть бесплатного Wi-FI, которая позволяет владельцам мобильных устройств пользоваться Интернетом в популярных местах отдыха и учреждениях. При этом мы понимаем, что нужно заниматься наполнением этой сети государственными ресурсами и сервисами, в ином случае это сделают коммерческие компании.

На сегодняшний день тюменскими разработчиками создана платформа для реализации мобильных приложений, позволяющих получать различные государственные услуги в электронном виде. У нас есть план выпуска таких приложений для перечня популярных услуг. Мы действительно считаем, что это перспективное направление. «Медицина 72» – первое из таких мобильных приложений, которое вышло всего месяц назад и уже имеет более 4000 пользователей.

– С прошлым и настоящим все, вроде, понятно. А если посмотреть в будущее? Сейчас популярна концепция Интернета вещей и machine to machine (M2M). Применима ли эта идея в госсекторе?

– Пример того, что эта концепция уже реализуется сегодня, – контроль транспорта через систему ГЛОНАСС. Мы подключили правительственный транспорт при помощи устройств с сим-картами и теперь отслеживаем передвижение автомобилей, ведем контроль за расходом топлива. Это первое применение, которое уже реально работает.

Следующий шаг связан с контролем состояния различных строений и зданий. Это большое направление, но пока слабо проработанное. При помощи датчиков, установленных на мостах, к примеру, можно отслеживать все изменения состояния конструкции.

Еще одно направление – автоматический сбор информации с домовых приборов учета потребления энергии, тепла и воды. В Москве сейчас создается пилотная зона – большой район, который полностью будет оснащен такими приборами.

Раньше счетчиков не было вообще, все нормативы рассчитывались по квадратам жилой площади. Потом счетчики появились в подъездах. Теперь людям предлагают самостоятельно передавать показания приборов учета, но это тоже достаточно сложная схема, можно просто забыть снять показания. Куда приятнее, когда это происходит автоматически. Тебе просто выставляют счет и ты по нему платишь. Все по-честному.

В региональной информационной системе ЖКХ закладываются такие возможности. Я думаю, что это тренд ближайших трех лет. Мы осознаем, что это верное направление, ведущее к массовому переходу на автоматическое снятие информации с приборов учета.

За счет этого будет обеспечиваться своевременное осуществление платежей, ведь часто долги копятся только из-за того, что человек забыл или не успел заплатить. Если бы в телефоне появилась одна кнопка «Оплатить», это решило бы данный вопрос.

– Проект Универсальной электронной карты постепенно трансформируется в электронный паспорт гражданина Российской Федерации. Когда в нашем регионе появятся первые паспорта?

– Я считаю, что это очень интересный проект, за которым будущее. Бумажные документы теряются, изнашиваются, их нужно менять. Появление электронного паспорта в виде карточки обязательно получит поддержку у населения.

Благодаря проекту УЭК мы создали инфраструктуру использования будущих электронных паспортов. Чип для паспорта разрабатывается в России, это наша отечественная технология. Вся линейка производства, логистика, подготовка, печать, выдача, все это находится в России.

В стране уже начались пилотные проекты по выдаче электронных паспортов. Сейчас важно, чтобы соответствующим образом изменилось законодательство, необходимый для этого пакет законов должны рассмотреть в осенную сессию. Возможность получать электронные паспорта согласно проекту закона появится во всех субъектах РФ с 2016 года.

Главное – не делать выдачу электронных паспортов поголовной. Предполагается, что в стране будет разрешено одновременное хождение бумажного паспорта и электронного, но через какое-то время бумажные удостоверения личности перестанут выдавать вообще.

Когда все вокруг начнут пользоваться электронными услугами, преимущества электронного паспорта сразу станут очевидными. Бумажный паспорт не дает возможности пользоваться современными технологиями. Человек с электронной подписью может получать все государственные услуги, не выходя из дома, ему не нужно идти для этого в органы власти. Вот и вся разница.

Фото (с) Вслух.ру